Как повысить безопасность и KPI рудников

Цифровые системы – мощный инструмент управления шахтами, считает автор DMMS Александр Подвалов

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

Сейчас настолько модно рассуждать об индустрии 4.0 и промышленной революции, что IT-компании стараются изучить весь рынок для того, чтобы понять, в чем они могут быть полезными бизнесменам. Об этом в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал автор Digital Mine Management System (DMMS) Александр Подвалов.

«Мы обнаружили, что в шахтах до сих пор прошлый век, то есть нет оперативного обмена информацией для принятия решений, нет возможности видеть полную картину текущей ситуации. Это важно в первую очередь с точки зрения безопасности на объектах горнорудной области, а также помогает оптимизировать технологические и бизнес-процессы», – пояснил он.

Александр Подвалов и его команда помогают создавать цифровые рудники в Казахстане.

- Александр, высокий ли спрос на умные технологии среди наших сырьевых компаний?

- Изучив горнорудное производство, мы разработали систему DMMS, которая позволяет анализировать и визуализировать данные для ситуационных и диспетчерских центров компаний добывающего сектора. Но для автоматизации процессов прежде всего необходима связь, и если мы с вами используем мобильную связь, проводной интернет и WiFi, то рудник – это замкнутое пространство под землей, сигнал практически не поступает и его нужно заводить туда с помощью специального излучающего кабеля. Он создает транспортную среду, по которой можно гонять информацию, 300 км такого кабеля проложены в 12 казахстанских шахтах, принадлежащих «Казахмысу», «Казцинку», «АрселорМиттал» и ERG. Так вот, одним из лучших производителей системы подземной радиосвязи, в том числе на основе излучающего кабеля, является компания Mine Radio Systems (MRS), часть американской корпорации PBE, которая установила свое оборудование в 800 шахтах по всему миру. Благодаря партнерству с MRS мы начали опытное применение нашей системы на рудниках. MRS был выбран как партнер с богатым опытом в сфере горно-шахтной автоматизации, и его аппаратная платформа послужила фундаментом для построения цифровой системы управления горным производством. Первый опыт внедрения DMMS состоялся в рамках пилотного проекта в компании «Казахмыс» на 67 шахте в Жезказгане. В Казахстане в общей сложности действуют около 30 шахт, которые принадлежат «Казахмысу», «Казцинку», «АрселорМиттал» и ERG. После того, как «Казахмысу» понравился наш проект, он купил систему с более расширенным функционалом. После этого мы начали внедрять нашу систему в «Казцинке». В настоящее время проект находится на завершающей стадии, и рассматривается вопрос ее тиражирования.

- Расскажите о том, что умеет ваша система и чем она помогла «Казцинку».

- Это мощный инструмент по управлению шахтами и его главное преимущество в том, что он, как конструктор, может адаптироваться под любые требования заказчика. Ну а спектр непосредственно возможностей очень широк, начиная с формирования интерактивной карты с системой навигации по руднику и вплоть до мониторинга исполнения KPI сотрудников и техники. Для примера, мы установили считыватели на фонарях шахтеров – это датчики, которые помогают диспетчеру в реальном времени наблюдать за передвижением горняков, знать, чем они занимаются в каждый момент. Если в шахте произошел обвал, то система рисует маршрут, как быстрее всего эвакуировать шахтеров, где расположена ближайшая камера с кислородом. Кроме того, система позволяет предотвращать наезд передвижной техники на шахтеров внутри рудника. Там очень узкие разъезды и за несколько метров до сближения машины с человеком загораются фонари, которые предупреждают шахтеров. Это все про безопасность.

Что касается экономического эффекта, то как я уже сказал, вырастет KPI. Если раньше работа шахтеров, их положение, состояние и уровень безопасности слабо контролировались, то сейчас система дает полную картину: им выдаются электронные наряды, мы видим, когда каждый человек спустился в шахту, где он находится в данный момент, когда оттуда вышел, какой объем работы выполнил за день, какое количество руды добыл. Теперь о том, как работает система в части мониторинга горной техники. Часто бывает, что транспорт внутри шахты работает на холостом ходу, пока водитель отошел. При этом анализ показал, что 30 минут ежедневной бесполезной работы двигателя приводят к тому, что «Казахмыс» в год тратит топлива более чем на 20 млн тенге только по одной единице техники, а в компании 500 машин. Вот и посчитайте экономический эффект от того, что система фиксирует работу двигателя во время езды и парковки. Также у нас есть модуль замера газов в шахте. После взрыва датчики замеряют состав воздуха и дают информацию о возможности спуска в шахту, также автоматически замеряется состав руды, информация по ней выгружается в систему. Когда представители компании Glencore посетили рудник «Долинный» и увидели там нашу систему, то сказали, что это передовая разработка и таких нет даже в Европе.

- У вас уже началась стадия доходности? Дорого вам обошлось создание DMMS?

- Да, мы уже зарабатываем. Дорого или недорого – это понятия весьма относительные. Если рассматривать расходы в рамках подготовки к конкретным проектам, то относительно недорого, но если учитывать все время и ресурсы, которые были затрачены на продукт с момента зарождения идеи, то, наверное, не так мало. Но в целом можно считать проект достаточно выгодным.

- Сколько удается зарабатывать?

- Я бы не хотел раскрывать всех деталей, так как обычно такие проекты заключаются под ключ со всеми сопутствующими материалами, оборудованием, решениями и т.д. В нашем случае контрактодержателем являлась компания MRS, доля оборудования которой составляла основную часть контракта на несколько миллионов долларов.

- Вы уже позаботились о защите?

- Да, мы оформили интеллектуальные права на нашу разработку.

- И хотите с ней зайти во все шахты страны?

- Во все, где есть PBE.

- А без них не можете?

- Нам выгодно с ними работать, потому что они дают связь и необходимое оборудование.

- То есть сначала на предприятие приходит американская компания, а потом следом за ней вы?

- Да.

- Как шахтеры относятся к вашей системе?

- Сначала было большое неприятие с их стороны. Кто-то писал в Facebook, что «никому не нужна эта чудо-система», кто-то ломал датчики. Если случаи вандализма доказывались, людей наказывали. Но в дальнейшем сотрудники поняли, что система направлена не против них, а в помощь, как мощный инструмент для оперативности, позволяющий всегда достигать плановых показателей.

- Вы сказали, что софт можно перестраивать. В каких секторах экономики можно его использовать?

- В принципе ограничений мы не видим, можно внедрять подобные системы в разных секторах, все зависит от экономической целесообразности.

- Давайте еще поговорим про команду, без которой не было бы вашей системы. Она большая и насколько людям выгодно у вас работать?

- Во-первых, очень важно отметить, что нашего продукта в том виде и в том качестве, в котором он сейчас находится, не было бы без участия всей команды в целом. К примеру, в нашей команде есть люди, которых я считаю полноправными создателями системы: это Аким Межанский, Дмитрий Мартыненко, Асхат Мусанов. Каждый байт и пиксель нашей системы – это их огромный труд, вложенный с душой. Над проектом работает порядка 30 человек, при этом также привлекаются необходимые специалисты извне по мере необходимости. Если вас интересует размер зарплат, то у нас нет фиксированной ставки, действует система бонусов. В целом высокопрофессиональный с хорошим опытом специалист может получать до 1,5 млн тенге в месяц. У нас очень хорошая, слаженная команда, все всем довольны.

Хочется также отметить участие самих конечных заказчиков в реализации внедрения проектов, в нашем случае «Казахмыс» и «Казцинк». Благодаря совместной работе со специалистами и руководителями «Казцинка» и «Казахмыса» в настоящее время цифровизация рудников обрела новый, более высокий качественный уровень.

- IT-сектор очень динамичный, чуть ли не каждый день появляются новые решения и специалистам нужно постоянно повышать свои навыки. Вы вкладываетесь в свою команду, верно? 

- Разумеется. У меня самого четыре высших образования, сейчас я учусь в Рижском аэронавигационном университете и понимаю, как важно постоянно повышать свои опыт и навыки. Действительно, все вокруг постоянно совершенствуется, и мы должны идти в ногу со временем. Ни я, ни кто-либо из нашей команды не ограничиваем друг друга в обучении, если кто-то хочет развиваться, то я только за.

- Сколько пришлось потратить, например, в прошлом году на образование сотрудников?

- Где-то 10 млн тенге, и это скромная цифра, на мой взгляд. Но есть и нематериальные затраты. Мы, как золотые партнеры НР в Казахстане, имеем кредитную линию в компании и используем ее для обучения наших специалистов.

- Партнерство с американской компанией очень перспективно. Как оно будет развиваться дальше?

- PBE предлагает нам продаться им, тогда мы как часть американской компании, но с казахстанскими «мозгами», будем работать в Канаде, Австралии, США. Пока еще не знаю, какую юридическую форму примет наше партнерство, но задача в том, чтобы с помощью глобального игрока оцифровать как можно больше шахт. Кроме того, мы не останавливаемся на горнорудном секторе, как я уже говорил, сфера внедрения нашей системы широка, и мы будем использовать все возможности для развития. 

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: