Бизнес на материнстве: сколько зарабатывают врачи на ЭКО
АВТОР

25.02.2019 • 12:19 5848

Персоны Капитала

Бизнес на материнстве: сколько зарабатывают врачи на ЭКО

Вячеслав Локшин 25 лет своей жизни отдал профессии акушера-гинеколога

Вячеслав Локшин 25 лет своей жизни отдал профессии акушера-гинеколога. Ночные дежурства и работа в непростых условиях в региональных больницах, позже – серьезные научные труды и практика в лучших клиниках страны – все это закалило Вячеслава Нотановича сначала как профессионала, а позже стало фундаментом его бизнеса. Уже три года в Алматы работает Центр вспомогательных репродуктивных технологий, если проще – клиника ЭКО Persona. Сегодня здесь посредством экстракорпорального оплодотворения ежедневно рождается один малыш. В интервью корреспонденту канала YouTube «Персоны Капитала» заслуженный врач признался: материнское счастье нынче недешево стоит, а бизнес в медицине – один из сложнейших.

– Вячеслав Нотанович, прежде чем мы узнаем ваш путь от врача акушера-гинеколога до владельца клиники, расскажите о своих владениях. Какие услуги здесь оказывают?

– Мы позиционируемся как первая в Казахстане клиника персонифицированного подхода к лечению бесплодия, как мужского, так и женского. Понятно, что это наличие современных лабораторий, например, лечебно-диагностической, где проводится огромное количество исследований наших пациентов. Это исследование гормонов, общих анализов, мы исследуем спермограмму, одно из серьезных исследований – генетическое. В этой лаборатории мы делаем все, что необходимо для постановки диагноза бесплодия, для того чтобы правильно определить программу лечения. Большое значение, конечно, имеет оснащенность клиники. Мы работаем с суперсовременной техникой, которая позволяет с минимальной погрешностью выдавать точные данные о работе репродуктивной системы и в целом организма человека.

Насколько такое оборудование дорогостоящее? Сколько в целом стоит оснастить клинику ЭКО нужными агрегатами?

– То оборудование, которое сейчас в этой клинике располагается, тянет на один миллион долларов, я думаю.

За три года работы клиники сколько женщин стали матерями?

– Сегодня каждый день рождается один ребенок в результате работы специалистов нашей клиники. То есть мы вышли примерно на показатель 1000 программ в месяц, повторюсь: почти каждый день мы получаем сообщение о рождении ребенка.

1 программа – 1 женщина?

– Да. Эффективность лечения бесплодия сегодня колеблется от 20-30% в зависимости от возраста. Примерно каждая третья программа заканчивается рождением детей. Если брать среднеевропейские данные, то в таких развитых странах, как Франция, Голландия, там показатели ниже. Мы можем выполнять те программы, которые в других государствах не делают в силу каких-то законодательных ограничений. Мы проводим и донорские программы, программы суррогатного материнства, генетическую диагностику и другое.

– Я знаю, что у вас и яйцеклетки можно заморозить. Сколько стоит такая услуга?

– И яйцеклетки, и сперму. Эта услуга очень популярна в последнее время. Если женщина не решила вопрос материнства в молодости, она может в 35-36 лет заморозить яйцеклетки и работать с ними через 5-10 лет, когда примет решение о рождении ребенка. Одну яйцеклетку не замораживают, нужно практически провести программу ЭКО, но без оплодотворения и подсадки. Такая программа вместе с медикаментами стоит порядка 700-800 тыс. тенге. Сама программа ЭКО стоит тех же денег, и нужно сказать, что, к сожалению, в Казахстане экстракорпоральное оплодотворение стоит дешевле, чем где-либо в мире.

К сожалению для вас, как для бизнесмена…

– Как для бизнесмена и как для врача. Все растет в цене: составляющие, наши аппараты, медицинские изделия, зарплаты врачей должны быть достойными. Стоимость программы ЭКО на уровне $1000 без медикаментов – такой нигде нет. В соседней России – $2000, не говоря уже о Европе, где стоимость программы – от $5 тыс. до $10 тыс., в США до $20 тыс. стоит программа.

– Как государство участвует в обеспечении доступности ЭКО?

– На ЭКО есть заказ, государство выделяет порядка 900 квот. Когда-то в 2005 году мы начали активно убеждать в такой необходимости, и с 2010 года программы выполняются, на эти цели идет порядка 600-700 млн тенге. Примерно 900 супружеских пар в этом году смогут получить такую услугу.

Абсолютно бесплатно?

– Да, лечение абсолютно бесплатное. Полная программа, один цикл, который примерно в 30% случаев завершается рождением ребенка. Видите: 900 квот нам дали, мы получим 300 детей. 600 пар снова должны в очередь становиться. И эта очередь растягивается на многие годы. Пример соседних стран – той же России, которая с прошлого года практически всем желающим выдает квоты. Число программ должно вырасти. Медицина – это всегда искусство, она нуждается в поддержке общества. По данным статистики, сегодня в Казахстане на здравоохранение тратится 2% ВВП, это вообще ничего. В России – 3,8%, в Европе – 8,9%, США – 16-17%, ну и ВВП там какой. Поэтому мы еще в начале пути, и я бы очень хотел, чтобы казахстанцы получали медицинскую помощь в самых лучших лечебных учреждениях у себя на родине, а наши врачи получали бы самую высокую заработную плату.

Давайте поговорим о Вячеславе Локшине-бизнесмене. Мы с вами знакомы много лет, и каждый раз вы в новой сфере, в новом качестве. В последний раз мы говорили о развитии фарминдустрии, где вы также трудились. Как пришли в бизнес?

– Видите ли, медицинский бизнес – это особая сфера, и поэтому для меня это не бизнес, это реализация моей мечты специалиста создать современную клинику. Клиника моей мечты – такая была идея. Мой стаж работы в здравоохранении – 37 лет. Я выбрал профессию акушера-гинеколога, приходилось работать в родильных домах, в разных уголках Казахстана, проводили очень много операций. Днем и ночью машина приезжала за нами. К тому времени, когда Советский Союз распался и мы получили независимость, я был уже достаточно квалифицированным специалистом со стажем работы где-то 14-15 лет. Вот тогда я выбрал свое новое направление – работать в области репродуктивных технологий, в лечении бесплодия. В 1996 году пришел работать в Городской центр репродукции человека, где в 1995 году открылась первая лаборатория ЭКО. Но время было непростое, параллельно я начал заниматься работой в иностранной фармацевтической компании. Являясь главой представительства, фактически стал заниматься фармацевтическим бизнесом. Я не был продавцом лекарств, я занимался, скажем так, медицинским маркетингом: проводили клинические исследования, регистрацию новых препаратов, продвигали на рынок. Но всегда была мечта работать в собственной клинике. Позже появились связи, я защитил кандидатскую диссертацию, потом начал работать над докторской, в 2005 году в Санкт-Петербурге защитился, получил диплом профессора, подготовил порядка 5 кандидатов медицинских наук, никогда не бросал педагогическую деятельность, я являюсь автором многих научных работ по репродуктивным технологиям. И вот когда был накоплен практический опыт, появились какие-то финансовые возможности, клиника открылась. Но она не принадлежит мне полностью.

То есть вы – совладелец?

– Да. И, конечно, были использованы кредитные деньги. Мы смогли в таком заброшенном здании достроить, отремонтировать, создать свой проект, пригласить самых лучших специалистов из разных лечебных учреждений страны.

А кто остальные акционеры?

– Несколько человек. Кто-то тоже из медицины, есть из финансовой сферы. Люди нам поверили, и мы успешно развиваем этот бизнес. Он очень непростой, очень ответственный, это не покупка-продажа чего-то, это даже не добыча ресурсов, это работа с людьми, и одна ошибка может поставить крест на этом бизнесе. Лицензия – она дорогого стоит, не денег, денег она вообще не стоит. Она стоит дорого, потому что за этим стоят надежды людей, жизни пациентов, это очень важно.

– Пока мы с вами говорим об инвестициях, сколько денег было потрачено на эту клинику?

– Вместе с банковскими деньгами частные инвестиции составили примерно 700 млн тенге. Я думаю, через 7-9 лет мы вернем потраченное. Просто ВРТ – это высокотехнологичная медицина, и она постоянно требует вложений. Здесь нельзя останавливаться. Через 3-4 года аппараты устареют, надо обновлять. Поэтому говорить о больших прибылях здесь не приходится.

– О каких суммах приходится говорить? Сколько зарабатывает ваша клиника?

– Все зависит от месяца к месяцу. От 10 млн тенге в месяц до нескольких десятков. Медикаменты – отдельный бизнес, люди покупают лекарства в аптеке. Рентабельность нашего бизнеса не очень высокая. 10-12 лет назад, когда доллар был 150 тенге, это было выгоднее. Сегодня цены на ВРТ выросли максимум на 50 тыс. тенге, а по идее должны вырасти в два раза. Тем не менее это очень интересная работа. Это моя профессия. Я мог бы ресторан открыть, но это не мое. Поэтому решил доказать инвесторам, акционерам, что ВРТ – это интересно и этим надо заниматься.


– Несколько источников заработка клиники мы с вами уже определили: само ЭКО, замораживание яйцеклеток, спермы, суррогатное материнство. Что еще?

– Это приемы врачей, специалистов, это комплексное обследование, работа клинико-диагностической лаборатории, программы ЭКО самые разные, генетические исследования. Пожалуй, все.

– Вы уже сказали, что стоимость ЭКО для вас, как для врача-бизнесмена, низкая. Какой должна быть справедливая цена?

– Для граждан нашей страны ЭКО в Казахстане очень дорогое. Если сравнивать стоимость программы с другими странами, это очень дешево. Как минимум в два раза, как я говорил. Стоимость ЭКО в основном складывается из стоимости оборудования и материалов, которые используются. Там нет ничего казахстанского. То есть все – среды, катетеры, аппараты – все покупается за валюту.

У вас прямая зависимость от доллара?

– Конечно, все зависит от доллара. Средняя зарплата в стране, ну, сколько – 160-170 тыс. тенге. Получается, чтобы человеку сделать ЭКО, надо полгода ничего не кушать, только копить деньги.

Это притом что первая попытка, как правило, не всегда удачная.

– Первая попытка дает результат не более чем в 40% случаев. А по рождению детей – даже в 30%. Поэтому сегодня мы работаем с банками, некоторые банки дают беспроцентные кредиты. Сегодня многие страны Европы выделяют средства либо со страховых денег, либо за счет государственных средств и полностью покрывают стоимость программы ЭКО. В Израиле до рождения второго ребенка – полностью. Хоть 10 программ, хоть 20. В России всем желающим покрывают за счет средств ОСМС. Я считаю, что самая большая проблема в развитии ВРТ – это доступность. И в первую очередь финансовая.

Тем не менее за три года работы клиники есть тенденция к росту желающих проводить программу?

– Конечно. Мы наблюдаем тенденцию к росту. Без сомнения. Все равно уровень благосостояния людей растет.

Вячеслав Нотанович, хотелось бы услышать от вас совет-рекомендацию: людям, которые имеют отношение к медицине, где еще им выгодно делать бизнес? Что актуально: стоматология, клиники пластической хирургии, еще?

– Ну, во-первых, тому, кто окончил медицинский университет, я бы посоветовал лет 7-8, а лучше 10, проработать в очень активной практике. Если хирург – значит он должен дежурить в приемном покое, если хочет стать хорошим специалистом. Необязательно, что медицинским бизнесом занимаются только медики. Могут прийти инвесторы. Проблема в том, что сегодня мало менеджеров в здравоохранении или они плохо подготовлены. Частное здравоохранение ведет более жесткий отбор. Если врач хочет работать в частной клинике, он должен быть готов к очень высоким требованиям: знание иностранного языка, высокий профессионализм. А если хочет открыть собственную клинику, если родители готовы инвестировать в него или банк дает кредит, то он должен подумать, с кем он будет делать этот бизнес. В медицинском предпринимательстве ключевая фигура – это врач. Я бы никогда не пошел в этот бизнес, если бы не знал, что у меня есть коллеги, которые способны оказать помощь на самом высоком уровне, что я могу рассчитывать на лабораторных специалистов, молекулярных биологов и так далее. Без специалистов нельзя этого делать. Можно открыть магазин с плохими продавцами, можно открыть фабрику со слабыми рабочими и научить их. В медицину нужно идти, когда ты имеешь уже готовых специалистов.

Вячеслав Нотанович, спасибо за беседу, процветания вам и успехов!

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

медицина Вячеслав Локшин ЭКО Персоны Капитала

25.02.2019 • 12:19 5848

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Бизнес на материнстве: сколько зарабатывают врачи на ЭКО
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика