Бизнесмен Динмухамед Шуланбаев встал на путь воина
Бизнес
10.08.2018
|
Автор: Георгий Ковалев

Бизнесмен Динмухамед Шуланбаев встал на путь воина

Держать в делах «спину прямо» помогает японское боевое искусство

Боевые единоборства в Казахстане распространены и широко практикуются. Однако залов, где тренировки воссоздают обстановку средневековых дуэлей на самурайских мечах, очень мало.

На занятиях под руководством Динмухамеда Шуланбаева, президента Федерации японских боевых искусств, царит атмосфера фильмов Акиры Куросавы. Это подчеркнутое уважение к оружию и партнерам по тренировкам, детальное следование средневековым ритуалам в обращении с мечом.

Оружие помогает усмирению

Пятисотлетние японские традиции воссоздаются в Алматы со всем уважением к истории. «Ритуал, правила этикета для нас имеют большое значение. Это дань уважения основателю нашей школы Морихэю Уэсибе, дань уважения залу, учителям и друг другу, – говорит Динмухамед Шуланбаев. – Ритуалы – часть медитативной практики, которая оттачивает осознанность, внимание, контроль. Постоянно фокусируя внимание, человек становится более собранным, это важное качество для дисциплины. Практика способствует развитию внутренней силы».

После ритуального взаимодействия с мечом – вынимание из ножен, приведение в боевую готовность, оборона и атака, очищение и укладка обратно в ножны – зал приступил к выполнению базовых боевых приемов.

Димаш-сан требует, чтобы завершение атаки непременно сопровождалось боевым выкриком. «Самурай кричит, чтобы через дыхание освободиться от зажимов и усталости, побороть внутреннюю скованность и страх. Чем мощнее крик, тем больше внутренняя собранность», – комментирует Динмухамед Шуланбаев.

Далее наступило время отработки спаррингов. Самураи разбились по парам и стали отрабатывать работу мечами во взаимодействии с партнером. Пока что это ката – серия запрограммированных движений, призванных автоматизировать реакцию самурая во время стандартных атак.

Наконец, определив задания ученикам для самостоятельной работы, учитель смог выделить время на общение с журналистом. Он подошел к скамейке, но сел в традиционную японскую позу отдыха на самом краю татами. Это показалось мне интересным, и я спросил, почему он не присел рядом. «Так я тренирую способность видеть собеседника и контролировать его действия на тот случай, если он вдруг обнажит скрытое оружие. Это часть работы над бдительностью. Во время приветственного поклона мы должны смотреть в глаза собеседнику, чтобы оценить его. По мере тренированности приходит интуитивное понимание, на что человек способен. Только в одном случае мы опускаем глаза – когда приветствуем в поклоне своего сенсея», – объясняет Динмухамед Шуланбаев.

Экипировку для занятий заказывают в Японии

Мы обсуждаем одну из самых очевидных тем – экипировку и снаряжение, обязательные для тренировок. Всю атрибутику предпочитают покупать через интернет в Японии. В Казахстан она, как правило, доставляется с оказией, потому что почтовые пересылки слишком дорогие.

Динмухамед Шуланбаев тренирует в трех традиционных самурайских дисциплинах: айкидо (стиль рукопашного боя), катори (владение мечом) и кюдо (владение луком). Для постижения каждого из этих стилей надо платить месячный тренировочный взнос в размере 16 тыс. тенге. Это средняя цена, если сравнивать с другими видами единоборств. Новые ученики находят клуб через социальные сети, на которых сконцентрирован весь маркетинг, этим занимается специальный администратор. В силу того, что вся спортивная пропаганда в стране завязана на олимпийские виды спорта, особой популярностью традиционные боевые искусства Японии у нас не пользуются.

Динмухамед Шуланбаев говорит, что общее число его адептов в Алматы около ста. Половину из них тренирует он сам, есть две группы, которыми руководят его два лучших ученика. Бизнес простой: доход тренера составляют взносы учеников минус цена почасовой аренды зала. Помимо ежемесячной оплаты, существует годовой взнос – 20 тыс. тенге. Эти деньги составляют основу бюджета для проведения семинаров с участием иностранных сэнсэев.

Для занятий айкидо требуется специальное кимоно (ги) – его стоимость начинается от $150. По мере углубления вовлеченности в занятия можно заказывать более дорогие модели кимоно, на которых производитель напишет ваше имя – иероглифами, конечно.

Увлечение кюдо, стрельбой из лука, обязывает к весьма серьезным тратам. Например, цена на японский боевой средневековый лук начинается от 200 тыс. тенге. Специальная перчатка стоит 50 тыс. тенге, колчан и стрелы – от 30 тыс. тенге. Кимоно для кюдо – от 20 тыс. тенге.

Что касается катори: иайто, тренировочный меч из сплава алюминия и цинка, можно купить за $500. Он дешевле и легче настоящего боевого меча, соответствует японским ограничениям на использование его как холодного оружия и не запрещен к перевозу. Катана, холодное оружие для ближнего боя, стоит от $100. Букен, деревянный меч, – от 10 тыс. тенге. Кимоно для занятий катори – от 15 тыс. тенге. Если же хочется быть полностью экипированным по самурайским средневековым традициям, то придется купить доспехи – их стоимость начинается от $1000.

Деревянный меч в руках мастера – боевое оружие

Использование на тренировках деревянного меча букен никого не смущает. Оружие в учебных условиях вторично, это просто инструмент для связи с реальностью. В средневековой Японии все будущие самураи начинали с фехтования деревянными мечами, переключаясь на боевые по мере готовности.

Однако и боевой меч ничего не гарантирует без внутренней подготовки. Известна история самурая Миямото Мусаси, непревзойденного фехтовальщика своего времени, который все бои проводил с деревянным мечом. Накопленный опыт он отразил в трактате «Пять колец».

В Японии боевые искусства начинают практиковать еще во время обучения в школе. Некоторые из выпускников впоследствии посвящают себя изучению древнего воинского искусства. «Как ни удивительно, агрессивным общество делает именно отсутствие понимания бойцовской культуры. Я побывал в Японии в 2017 году и сразу заметил, что в этой стране все пронизано уважением и дисциплиной. В школах нет уборщиц и поваров – всю работу выполняют сами ученики. Если кто-то спровоцировал драку, он должен в течение недели ходить в выделяющейся одежде и ежедневно просить прощения не только у того, кого он обидел, но и у всех учеников. Если подготовленный спортсмен позволил себе ввязаться в драку – он виновен по определению», – делится впечатлениями собеседник.

Как Димаш-сан нашел японского сенсея

Динмухамен Шуланбаев начал заниматься айкидо в 1998 году. До этого было увлечение боксом, каратэ и ушу, но только техника айкидо показалась ему исчерпывающей и глубокой.

В классическом понимании айкидо – стиль борьбы, который преследует максимальное уважение к противнику, чья агрессивная энергия и движение направляются в сторону. «Многие не понимают смысла айкидо, считают, что это шоу и в реальности подобная техника не работает. Секрет в том, что в айкидо надо монотонно и медленно отрабатывать движения. После трех лет тренировок открываются бесконечные возможности, – говорит Динмухамед Шуланбаев. – Традиция айкидо включает и удары, просто японцы очень консервативны и не раскрывают все секреты. К тому же в современном мире нет нужды в воспитании жестокости».

Долгое время Динмухамед Шуланбаев совмещал тренировки, а позже тренерскую деятельность с работой юристом. В середине двухтысячных открыл компанию по ремонту жилья. Однако в итоге страсть к боевым искусствам перевесила, и Динмухамед полностью сконцентрировался на тренировках.

«Чтобы провести семинар с мастером из России, надо потратить примерно $2 тыс., с мастером из Японии – около $3 тыс»

Сначала сотрудничал с российскими школами, чьих инструкторов приглашал проводить семинары в Алматы. Позже наработал связи с японской школой айкидо, мастера этой школы провели уже 4 семинара в Алматы. «Чтобы провести семинар с мастером из России, надо потратить примерно $2 тыс., с мастером из Японии – около $3 тыс. В организацию семинаров я вкладываю свои деньги, ученики тоже помогают, – рассказывает Динмухамед Шуланбаев. – Официального статуса сенсея у меня пока нет, хотя на тренировках ко мне обращаются именно так. У меня 3-й дан по айкидо, но сенсеем я себя не считаю. Скажем так: когда я преподаю, для учеников я сенсей, но когда приезжает сенсей, я – Димаш-сан».

Почему бизнесмены берут в руки оружие

Динмухамед Шуланбаев не сожалеет о том, что поменял путь бизнесмена на путь воина. Хотя и отмечает благотворное влияние занятий с оружием на рабочее состояние.

Это же отмечают и ученики, посещающие тренировки. «На занятиях я получаю физическое и моральное удовлетворение. Бывает спорт ради нагрузки, а тут для удовольствия и постижения настоящего самурайского духа, обязательности и честности, что я в свою очередь передаю и своим студентам. Больших усилий тренировки не требуют, но в свои 70 лет я стал чувствовать себя заметно лучше», – говорит Алтай Айтмагамбетов, профессор кафедры КИТ, академик международной академии связи, член совета директоров АО «РЦКС».

«Для бизнеса важно, чтобы человек полностью себя контролировал, проявлял все стороны своей личности. Фехтование воспитывает правильное отношение к жизни, делает человека исполненным в чем-то. Любой бизнес – это столкновение интересов, если иметь в виду отношения с конкурентами по рынку. Эти отношения должны строиться на понимании тактики и стратегии, которые связаны с военным духом. Так я воспринимаю бизнес. Техника этих упражнений, культура уважения формируют определенный образ жизни и сказываются на мне положительно. Этот спорт заставляет держать спину прямо и формирует прямое отношение к бизнесу и общение с людьми», – считает Таир Балбаев, генеральный директор KazTechinnovations.

Поделиться