Алматинец хочет вовлечь мир в «Игры дронов»
Бизнес
21.07.2018
|
Автор: Елена Тумашова

Алматинец хочет вовлечь мир в «Игры дронов»

На ком рассчитывает заработать создатель игры?

Абылайхан Жаканов, разработчик игры Game of Drones, амбициозен. «Мы создали абсолютно новый формат», — говорит он о своем продукте. И поясняет: это онлайн-игра, где люди могут управлять реальными, физическими объектами из любой точки мира — дронами, роботами, радиоуправляемыми машинами. «Геймеры будут стрелять друг в друга лазерами, как в „Звездных войнах“, таранить. Будет много игровых жанров — гонки, стрелялки, командные игры. Игровой интерфейс будет сделан за счет дополненной реальности, на этом основной акцент. Мы используем технологии, которые сейчас растут, — интернет вещей, VR, AR, 5G-технологии, MSi Gaming в том числе», — поясняет собеседник.

Продукт существует пока только в тестовом режиме. Но его автор уверен: игра привлечет большую аудиторию геймеров, причем по всему миру. Как — об этом он рассказал деловому еженедельнику «Капитал.kz».

– Абылайхан, почему вы решили пойти в такой узкий сегмент IT – компьютерные игры?

– Почему узкий? Это самый прибыльный сегмент в IT-сфере на данный момент.

– Насколько развита индустрия создания игр в Казахстане?

– У нас единицы инди-разработчиков, не встречал крупных проектов. Знаю ребят, которые делают проект, но не могу предположить, насколько быстро он выстрелит. Пока еще не было примеров, когда кто-то из Казахстана выстрелил на мировом уровне. Вообще, такие вещи, как игры, делаются не на внутренний рынок, а на внешний. Из-за этого мы первопроходцы в этой сфере.

Значит ниша разработки игр в Казахстане свободна, если нет разработчиков?

– То, что их нет в Казахстане, не означает, что ниша свободна. Любой разработчик ориентируется прежде всего на мировой рынок. На мировом рынке каждый день выходят сотни игр. Эту нишу нельзя назвать свободной. За 2017 год компьютерные игры заработали $109 млрд. Где большие деньги, там серьезная борьба, конкуренция очень большая. Если даже не 1%, а 0,01% рынка забрать, – это уже кайф.

– Вы планируете начать с региона Юго-Восточной Азии…

– В первую очередь – да. Жители этого региона достаточно открыты к новшествам, инновациям – во-первых. Во-вторых, тематика самой игры им близка. В-третьих, 47% мировых вкладов в компьютерную индустрию идут с ЮВА.

– Получается, рынок искушенный. Чем будете удивлять геймеров?

– Если вы поняли концепцию игры, то должны увидеть, что это полностью, от А до Я, новый формат. Такого в мире никогда не было, это новое в игровой индустрии. И сами ощущения от игры… Если вы играли на дронах через VR в соревновательном режиме, вы понимаете, насколько это захватывает. Это ощущение полета, адреналин, экстаз. Помимо этого, рынок дронов за четыре года вырос в 29,5 раза, сами дроны стали популярными. Если вы сейчас захотите полетать на дроне в соревновательном режиме, вам нужно будет приобрести дрон, найти таких же, как вы, увлеченных людей, найти место – построить трассу, потому что во всех развитых странах запрещено летать на дронах на улице. То есть для того, чтобы просто поиграть, вам нужно будет затратить много времени и денег. А тут вы сели за компьютер в свободное время у себя дома и поиграли. Вот и все.

– Рассчитываете на другие регионы, помимо ЮВА?

– У нас сейчас партнеры в США, в Силиконовой долине. Если ЮВА и США охватить, остальной мир сам подтянется.

– А аудитория из Казахстана?

– Казахстан за 2017 год потратил на компьютерные игры $120 млн, это капля в море. Конечно, я буду рад, если казахстанцы будут играть, но у нас не такое платежеспособное население. Конечно, так или иначе, тестировать игру будем в Казахстане. Первые отзывы – что нужно изменить, подправить – хочу получить от наших геймеров, чтобы на мировую арену выходить без косяков.

– Сколько пользователей вы хотите привлечь в целом?

– Не буду называть точные цифры, но если в течение двух лет доберемся до 100 тыс., меня это устроит. Это мой пессимистический прогноз. Почему пессимистичный? Сравните с компьютерными играми, например, PUBG (многопользовательская онлайн-игра, разработанная «дочкой» корейского издателя Bluehole студией PUBG Corporation, – прим. ред.) появилась в апреле прошлого года, а к декабрю у нее было 3 млн постоянных онлайн-пользователей. Люди играют, надо на этом зарабатывать.

– Сколько пользователей в месяц вам будет нужно, чтобы получать прибыль?

– Точное количество назвать сейчас не могу, потому что у нас будет несколько путей монетизации. Во-первых, через подписку, во-вторых, через плату за различные улучшения и визуальные изменения, в-третьих, будет игровой тотализатор.

– Какой будет стоимость подписки?

– Подписка будет стоить $20-30 в месяц. Дороже, чем в стандартных играх из-за специфики нашей игры. Остановились на этой сумме, нужно было сделать так, чтобы и пользователей не било по карману, и популярность наша игра набирала, и чтобы мы могли зарабатывать.

– Дроны будут принадлежать вашей компании или пользователи должны будут их покупать или арендовать?

– Дроны будут принадлежать нашей компании. Геймеры будут платить за подписку. Платят, подключаются, играют. Хотят дроны получше – платят больше. Хотят персональный дрон – платят больше.

– Сколько дронов планируете купить?

– Начнем с 10 тыс. штук, а потом – пару сотен тысяч.

– Рассчитываете на такой большой спрос?

– Не сомневаюсь, что спрос будет большим. Нормальная компьютерная игра имеет пару миллионов активных пользователей. Наша задача – дорасти до этой планки в ближайшие три года.

– Дроны будут ломаться, повреждаться… Сколько вложений от вас потребуется, чтобы следить за техникой?

– На данный момент это неактуальный вопрос, это все еще впереди.

– Сколько составили ваши первоначальные вложения?

– Я вкладывал собственные деньги в разработку, это относительно небольшая сумма – $20-30 тыс.

– Сейчас существует прототип игры, он действующий?

– Да, он рабочий, мы тестируем его со своими игроками. Пока не зарабатываем, до этого еще далеко.

– Где вы тестируете прототип?

– С площадью нам помог Astana Hub, я являюсь его резидентом. У нас участок на территории ЭКСПО, 200-300 кв. м, нам этого достаточно, потому что пока мы только тестируем продукт. А в дальнейшем нам понадобятся сотни гектаров земли.

– Как решите вопрос земли?

– Ну, в девятой по размеру стране…

– … очень больной вопрос земли, к сожалению.

– Вообще, это не вопрос, абсолютно не проблема.

– То есть вы сможете спокойно купить участок или арендовать его?

– Да, именно так. Или арендовать, или купить у государства, у частных лиц. Вы сейчас говорите о «непроблемной» проблеме. Это мелочь, всего лишь земля, у нас в стране очень много свободного пространства. Если поедете на поезде, увидите – степь, ничего не застроено. Если вы сравниваете меня с пенсионером, которому какие-то бытовые вещи сложны, то это не по адресу. Я же предприниматель. Такие сложности – не сложности, это всего лишь вопрос, который надо решить. Все решаемо.

– Сколько средств вам понадобится для обустройства арен?

– На серии «сид» планируем получить около $2 млн частных инвестиций, на раунде А – от $20 млн. Это наша задача, если в течение года ее реализуем, будет нормально.

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть