В каком бизнесе купил долю Алишер Еликбаев?
Бизнес
12.07.2018
|
Автор: Петр Троценко

В каком бизнесе купил долю Алишер Еликбаев?

Пиарщик потерял на стартапах $100 тысяч, но продолжает рисковать

Tutti Frutti Frozen Yogurt — калифорнийская франшиза по продаже замороженного йогурта. Стоит сказать сразу, что frozen yogurt — недешевое удовольствие для казахстанца со среднестатистической зарплатой (за вычетом НДС, кредитов, долгов и алиментов) — 699 тенге за 100 граммов продукта. Здесь важно понимать, что сотней граммов вряд ли обойдешься — в любом случае придется заказывать больше. Тем не менее франшиза прижилась: она существует в Казахстане с 2013 года и даже выходит на другие города — замороженный йогурт продается в Астане, Алматы, Актобе и Шымкенте.

Корреспондент «Капитал.kz» поговорил с совладельцами Tutti Frutti — бизнесменом Тимуром Калтаевым (именно он первым пришел на казахстанский рынок с замороженным йогуртом) и специалистом по PR Алишером Еликбаевым (который приобрел долю в компании позже, но намерен раскрутить продукт до всереспубликанского значения).

Перед началом беседы журналиста угостили замороженным йогуртом, и он, не особо разбираясь в сладком, попытался прочувствовать разницу между frozen yogurt и бюджетным, но привычным мороженым в вафельном стаканчике, параллельно разговаривая с бизнесменами о нетипичном для Казахстана продукте.

О размерах порций и осеннем падении продаж

Петр Троценко (осторожно пробуя йогурт): И все-таки, какой у вас средний размер порции?

Тимур Калтаев: В Алматы средняя порция – 300-400 граммов, в Астане – 350. Но у нас система self-service, то есть человек приходит в кафе и сам выбирает, сколько себе положить. Вкус тоже сам выбирает: добавляет фрукты, топпинг, посыпку. И от того, что у нас нет порций, человек сам рассчитывает себе цену.

Петр Троценко (скептически): И закажет 50 граммов на 349,5 тенге…

Тимур Калтаев: Да хоть 10 граммов, более того, столько мы бесплатно дадим попробовать. У нас есть специальные порционные стаканчики на пробу (действительно, около 10 граммов – авт.), поэтому посетитель может перепробовать хоть все вкусы и потом уйти. И никто ему за это ничего не скажет.

Петр Троценко: Замороженный йогурт – сезонный продукт? Летом товар идет лучше, зимой – хуже?

Тимур Калтаев: Сезон, конечно, влияет, но он не существенный – мы ведь в торговых центрах находимся, там круглый год одинаковая температура. Однако совсем фактор сезонности исключать нельзя. Обычно у нас продажи падают осенью. Если измерять в процентном соотношении – спрос на frozen yogurt снижается где-то на 10-20%. Летом – каникулы и жара, зимой и весной – праздники. А осенью – начало учебного года, межсезонье – еще не холодно, но уже и не жарко, простуды, ОРВИ. А в Астане сильно на продажи влияют осадки: если дождь или снег – продаж нет. А если минус 40, но без осадков – люди все равно приходят (смеется).

Петр Троценко: Почему вы решили зайти на казахстанский рынок именно с замороженным йогуртом? Велики ли были риски?

Тимур Калтаев: Пять лет назад я случайно попробовал frozen yogurt в Москве. Это было первое подобное кафе в СНГ. Йогурт мне понравился, и я решил выйти с франшизой на казахстанский рынок. Риски не просчитывал, более того, первая точка по продаже замороженного йогурта была в Астане – одной из самых холодных столиц мира, так что это был двойной риск.

Петр Троценко: Сумму стартового капитала можете назвать?

Тимур Калтаев: $130 тыс. (в 2013-м курс доллара составлял около 150 тенге). Мы привлекли инвестора, а спустя полгода привлекли еще одного и открыли вторую точку, тоже в Астане. И как-то дело пошло даже без маркетинга – сумму на первую инвестицию удалось отбить через 11 месяцев.

Петр Троценко: Как инвесторы относились к идее вложения денег в продажу замороженного йогурта?

Тимур Калтаев: Инвесторы не понимали, как можно потратить огромные деньги, чтобы открыть кафе, в котором продается только монопродукт. Они не представляли, как эти деньги можно отбить. Торговые центры тоже не понимали разницу между frozen yogurt и мороженым и довольно тяжело соглашались на то, чтобы дать нам какую-то локацию. Они нам говорили: «Ребята, у нас мороженщиков – море. У нас нет мест!»

О том, как не прогореть на инвестициях

Петр Троценко (отвлекаясь от йогурта и переключая внимание на Еликбаева): И много у вас точек по Казахстану?

Алишер Еликбаев: На сегодняшний день это шесть точек – в Астане, Алматы, Актобе и Шымкенте. Бизнес уже существует давно, но вы не особо, наверное, слышали о frozen yogurt?

Петр Троценко: Вообще не слышал…

Алишер Еликбаев (грустнея): Это самая обидная вещь для меня, как для специалиста по коммуникациям, потому что я знаю, что это крутой продукт. К примеру, если вы занимаетесь спортом, то должны знать, что жирность йогурта составляет 1% против 8-20%-ной жирности мороженого, и калорийность в три раза ниже. На мой взгляд, об этом надо рассказывать. Тренда пока не существует, но я как раз-таки и специализируюсь на создании трендов.

Петр Троценко: И все равно интересно: почему вы загорелись идеей продажи замороженного йогурта?

Алишер Еликбаев: Не было идеи загореться. Наоборот, Тимур, основной владелец франшизы, долго меня уговаривал – процесс переговоров шел примерно четыре месяца.

Петр Троценко: Вы в чем-то сомневались?

Алишер Еликбаев: Ну, мы ведь все думаем, что можем управлять страной, а тут – небольшая сеть кафе. Как моя аудитория воспримет, что я стал не акимом какой-то области, а совладельцем небольшой сети Frozen Yogurt? Но за годы в социальных сетях у меня с моими читателями сложились доверительные отношения, поэтому, думаю, они меня поймут и поддержат. 

Петр Троценко: Какую финансовую долю вы вложили в этот бизнес?

Алишер Еликбаев: Я купил небольшую долю за приемлемую для меня сумму, которую озвучить не могу, потому что в договоре прописано, что не имею права эту информацию разглашать. И я планирую ее постепенно наращивать. Но это был серьезный шаг для меня, поскольку уже был негативный опыт с инвестициями. Первая попытка была, когда я уходил из «МЕГИ» (Алишер Еликбаев работал там пиарщиком, – авт.) и мне выплатили «золотой парашют». Подумал, что теперь я могу стать инвестором, и вложился сразу в несколько стартапов, из которых ни один не выстрелил. В тот раз я потерял около 15 млн тенге, по тому курсу получалось почти $100 000. Для меня это была большая сумма – я ведь не олигарх, сам зарабатываю деньги, сам их теряю (смеется). После этого решил завязать с инвестициями и набраться опыта как менеджер – пошел в кофейню Angel-in-us. Два года, проведенные в этой сети кофеен, позволили мне сказать, что я неплохо управляю чужими бизнесами. Хотя, наверное, это спорно. Но Тимур-то, например, меня заметил.

Петр Троценко: Как вы собираетесь раскручивать замороженный йогурт? Он существует пять лет, не прогорел, что уже хорошо.

Алишер Еликбаев: Несмотря на то, что проект прибыльный, денег на маркетинг немного, поэтому мы будем использовать самый доступный для нас механизм – социальные сети, дружбу и общение с журналистами и лидерами мнений.

Петр Троценко (облизывая ложку): Планируете расширяться?

Алишер Еликбаев: Планируем как минимум в тех городах, в которых присутствуем. Думаю, в ближайшее время нужно сосредоточиться на точках, которые у нас уже есть, познакомить как можно большее количество людей с этим продуктом, именно с точки зрения ликвидации безграмотности. Вот даже вы задаете такие вопросы…

Петр Троценко: Я не фанат сладкого.

Алишер Еликбаев (укоризненно): Все равно надо постоянно о нем рассказывать. Естественно, мы хотим присутствовать в каждом городе Казахстана.

Петр Троценко: Понятно, что Алматы, Астана, Шымкент, Актобе – это крупные города. А остальные-то?

Алишер Еликбаев: В Калифорнии тоже начинали с крупных городов – Сан-Диего, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса, а затем переключились на малые. Но это были уже субфраншизы. Здесь, полагаю, будет то же самое.

Петр Троценко: Существуют конкуренты на казахстанском рынке?

Тимур Калтаев: Есть несколько компаний, которые выпускают замороженный йогурт, но самый главный конкурент – это мороженое, понятный с детства продукт, который к тому же дешевле. В премиум-сегменте это компании Movenpick и Baskin Robbins. Но конкурируем мы не только с мороженым, но и другими десертами, представленными в кофейнях, теми же чизкейками и тирамису. Но наше преимущество перед ними в низкокалорийности и содержании пробиотиков и аминокислот. К тому же присутствует некий элемент игры: смешивая вкусы замороженных йогуртов в наших кафе, экспериментируя с наполнителями (фруктами, мармеладками, шоколадом, орехами и так далее) – ты каждый раз создаешь свой уникальный десерт.

Поделиться