USD 445.84₸
EUR 490.47₸
RUB 5.73₸
BRENT 24.93$ ↓ -5.66%
BTC 6161.10$ ↓ -0.005
ETH 129.63$ ↑ +0.012
LTC 38.49$ ↑ +0.021
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяБизнесКак чувствуют себя производители детской одежды в Казахстане?

Как чувствуют себя производители детской одежды в Казахстане?

Бизнес на вырост

«Рынок детской одежды в нашей стране в основном представлен брендами масс-маркета или же люксом. „Золотая середина“ только появляется», — Бахыт Толеубаева, основатель бренда Koktem kids, делает небольшую зарисовку. На ее взгляд, если сравнивать ситуацию 2012 года, когда стали появляться первые площадки и ярмарки, где были представлены отечественные производители детских вещей, с тем, как рынок выглядит в настоящее время, то сейчас очевиден рост интереса и лояльности потребителей именно к одежде казахстанского производства.

91638e596ee7ffd9ef3ba046b5e.jpg

Мария Жанабекова, основатель бренда Sonata Kids, тоже отмечает востребованность детской одежды отечественных марок. В последнее время, говорит эксперт, казахстанцы активно поддерживают местных производителей. Демографический рост в стране очевиден. Для деток обычно хочется покупать самое качественное, поэтому возможности для роста объемов производства — прежде всего для своей компании — она видит четко.

de164d07d9f10eeca4b2e747195.JPG

Где отечественные производители детской одежды находят покупателей на свою продукцию, сколько средств потребуется для начала швейного бизнеса с узкой специализацией, а также как мировые бренды задают тенденции, и это отражается на наших потребителях и, соответственно, на производителях. Об этом участники рынка — два казахстанских производителя детской одежды — рассказали «Капитал.kz».

190197c01689a23b627cc4e457d.JPG

Гардероб для малышей своими руками

В такой бизнес, как пошив детской одежды, приходят, как правило, после рождения собственных детей: молодым мамам хочется одевать своих малышей в красивые и качественные вещи, которые не всегда можно найти в существующем на рынке предложении. Начинают шить, вдохновившись потребностями и вкусами своих детей и ориентируясь на свои представления о том, какой должна быть детская одежда. Обе наши героини — пример этому.

Бахыт Толеубаева рассказывает, что поначалу, пока дочка была еще совсем крохой, носили то, что дарили родственники, и гардероб девочки был «весь в розовых тонах». После выхода из декрета и возвращения на прежнее место работы Бахыт решила: необходимо шить детские вещи самостоятельно. И открыла небольшое производство. Это было примерно год назад. «Моя дочь относится к той категории девочек, которые не играют с куклами, не „принцессы“, любят прыгать по лужам и покорять вершины детских площадок. Поэтому мне хотелось функциональной и практичной одежды, но чтобы это не был „спортивный костюм“. На это и ориентировались, создавая свой стиль», — рассказывает собеседница.

Мария Жанабекова также решила выходить на этот рынок после рождения двух дочерей. Они служат для мамы вдохновением: они любят красиво одеваться и важнее всего для них комфорт. «С июня 2016 года я стала привозить ткани из Италии и создала свой бренд детской одежды для девочек и мальчиков от шести месяцев до семи лет. Также мы производим постельное белье из итальянских тканей для манежей», — рассказывает она.

Продажи ищут свой путь

Обе собеседницы говорят о том, что выходить на рынок и продвигать продукцию им помогают социальные сети. Для Бахыт Толеубаевой это главная площадка для коммуникации с потребителями. «Когда начинала, особых сложностей с выходом на рынок я не заметила. Сейчас все небольшие отечественные handmade-бренды присутствуют в Instagram. Фото первой же небольшой партии одежды, которую отшили, мы и выложили в этой социальной сети. Через некоторое время появились постоянные покупатели, через три-четыре месяца появился спрос на определенные возрастные категории (детки двух-трех лет — это наша целевая аудитория)», — рассказывает она.

c75e9db22d61d15e6ee2e96a040.jpeg

Изначально Бахыт Толеубаева планировала Koktem kids как онлайн-проект, так как сама часто заказывает одежду через разные интернет-магазины. «Вариант онлайн имеет множество преимуществ, для меня как для производителя основное заключается в экономии на аренде торговых площадей, на оплате труда продавцов и других сотрудников и т. д.», — говорит она. Но все же пробовала продавать одежду офлайн — через один из магазинов Астаны, однако сотрудничество не было долгим. Тем не менее совсем от офлайн-продаж производитель отказываться не планирует и охотно участвует в детских ярмарках, которые стали проходить не только в Алматы, но и в Астане и Атырау.

Мария Жанабекова тоже называет социальные сети отличным двигателем продаж — в первое время после создания марки ей, как производителю, было достаточно предлагать одежду онлайн. «Но многие клиенты любят рассматривать вещи, брать в руки, примерять, поэтому в этом году мы открыли свой шоурум. Постоянно участвуем в детских ярмарках. В настоящее время также представлены в Астане», — рассказывает собеседница.

Рынок детской одежды: кто есть кто

Рынок производителей детской одежды в Казахстане, на взгляд Бахыт Толеубаевой, выглядит следующим образом. Есть один гигант — бренд Mimioriki. Все остальные — небольшие производители, и их можно условно разделить на три группы. В первую входят мамочки, которые шьют изделия дома после того, как закончат домашние дела, или в небольших мастерских на заказ или штучно. Свою аудиторию они находят в основном в «Инстаграме».

a14b00e5d0f62d51de6086281fc.jpeg

«Вторая группа — это мамы вроде меня, которые отшивают изделия партиями и готовят сезонные коллекции. Это немногочисленная группа: собственный бренд развивать сложно, особенно без соответствующего образования. Но когда есть жгучее желание переодеть всех детей из ядовито-салатовых оттенков в более спокойные и натуральные тона, силы появляются из ниоткуда», — говорит спикер. Сложность, по ее словам, заключается еще и в том, что на начальном этапе невозможно позволить себе большой цех и штат из 10−15 швей.

В третью группу небольших производителей детской одежды, по мнению Бахыт Толеубаевой, можно отнести отечественных дизайнеров взрослой одежды, которые иногда шьют капсульные детские коллекции и представляют их на фешен-показах. Как правило, это одежда на выход.

Цена и качество: всегда ли гиганты впереди?

Основные конкуренты отечественных производителей — это мировые бренды, такие как Zara kids, H&M, Next, LC Waikiki, Koton и другие, считает Бахыт Толеубаева. То есть те марки, которые широко представлены в любых торговых центрах крупных городов и у которых достаточно приемлемые цены. «Но все эти бренды — гиганты в своей области, и, конечно, мы не можем соперничать с ними по цене, хотя качество у многих отечественных брендов намного выше. Можете сравнить пошив, качество швов, обработку: у отечественных брендов почти на всех платьях есть подклады, чем не могут похвастаться вышеперечисленные мировые марки», — говорит эксперт.

3e84d6f951e0842ec9d6aaa3023.jpeg

По ее словам, казахстанских производителей очень мало — Mimioriki, Kalinka Stories, VA kids, 12 pm, «Даша Авдеева», например. Каждый из них развивается в своем ключе и очень сильно отличается от других по стилю.

Покупатели не хотят ждать

По наблюдениям Бахыт Толеубаевой, в мире моды сейчас произошли некоторые изменения: такие производители, как H&M, Zara, задали тон «быстрой моды», то есть если раньше модные дома представляли две коллекции в год и вдобавок к этому круизную коллекцию, то сейчас за год они шьют пять-шесть коллекций. «Однако качество при такой скорости зачастую страдает: невозможно отшить шесть больших коллекций и проконтролировать качество на всех этапах», — уверена собеседница.

7c5f9745948ac0e82e8f533b0bd.jpeg

Эти изменения, конечно же, отразились и на нашем потребителе: люди постоянно ждут чего-то новенького. Если один фасон платья представлен в соцсети больше двух недель, он уже считается старым, подписчики требуют обновления.

«Я не хочу шить просто для того, чтобы шить. Прежде чем появляется модель, я задаю себе несколько вопросов: зачем эта вещь должна быть в гардеробе девочки, куда она может это надеть, с каким максимальным количеством вещей это изделие будет комбинироваться? И самый главный вопрос: куплю ли я эту вещь для своей дочери? Таким образом, в каждое изделие я вкладываю смысл, а это требует времени», — поясняет Бахыт Толеубаева. На данный момент она отшивает приблизительно 20 платьев, 10−15 штанов в месяц, чуть в меньшем количестве — сарафаны, блумеры, ромперы.

Мария Жанабекова так рассказывает об особенностях своего производства: «Коллекцию мы обновляем дважды в год (осень — зима и весна — лето). Полюбившиеся клиентам модели часто повторяем. Мы также изготавливаем вещи на заказ для взрослых и детей. Поэтому работа не сезонная, а круглогодичная». Сейчас для каждой коллекции ее компания создает около 200 единиц (примерно 10 моделей).

Кому интересны местные бренды

Своими основными покупателями Бахыт Толеубаева называет мам, «которым не все равно, в чем ребенок». Это мамы, которые, возможно, на себя не потратят лишнюю копейку, но потратят на ребенка и купят действительно практичную, красивую и стильную вещь, которую можно будет носить не один год. «Я сама мама, и так же, как все, в первый год получала пособие. Понимаю, что иногда семейный бюджет бывает ограниченным, но ребенка одеть надо. Поэтому стараюсь держать цены приемлемыми. Например, наши платья стоят от 10 тыс. тенге, штаны — от 9,5 тыс. тенге, блузы и топы — от 7 тыс. тенге. Возможно, кому-то эти цены покажутся высокими, так как у многих словосочетание „отечественный бренд“ ассоциируется с небывалой доступностью, но, к сожалению, снизить стоимость невозможно: нелегко найти действительно хороших швей и опытных конструкторов», — поясняет производитель.

Мария Жанабекова тоже соотносит свои цены с возможностями рынка. «Колебания курса евро и затраты на растаможивание тканей повышают себестоимость каждого изделия, но в любом случае наши цены адаптированы к рынку. Также у меня команда профессиональных мастеров, соответственно, оплата труда тоже требует затрат», — поясняет она.

Каких вложений требует швейное дело?

Для пошива небольшой партии в семь-восемь изделий на три возрастные группы много денег не требуется, говорит Бахыт Толеубаева. Ее первоначальные вложения в бизнес составили несколько сотен долларов. Окупились ли инвестиции, пока неизвестно, поскольку все оборотные средства сразу же вкладываются в следующий пошив, рекламу, участие в ярмарках. Основная часть изначально вложенных средств ушла на фотосессию и производство упаковки. Отсутствие подходящей упаковки — одна из проблем, с которой пришлось столкнуться. «Для заказа добротных пакетов нужны большие тиражи, то же самое с коробками, очень мало нестандартных размеров и качественного сырья», — поясняет собеседница.

Что касается тканей, то Бахыт Толеубаева покупает их в Казахстане. «Мы шьем из хлопка и льна. Сейчас на рынке можно встретить очень качественный корейский лен, который в отличие от российского или белорусского, не такой рыхлый и жесткий. Мои потребители — это дети, и поэтому на сырье мы не экономим, все изделия отшиваются по разу, затем их носит моя дочь. Мы устраиваем небольшой „краш-тест“, и если изделие прошло „испытание“, отшиваем партию», — рассказывает производитель

В свое ателье Sonata Tessuti Мария Жанабекова привозит ткани из Италии и Франции, какую-то часть заранее заказывает для коллекции Sonata Kids. Собеседница рассказывает, что из первоначальных вложений в бизнес большая часть средств — 2 тыс. евро — ушла на закупку тканей за рубежом. Вложения окупились с открытием шоурума тканей и ателье для взрослых в одном помещении с Sonata Kids. Клиентов стало намного больше.

90baae4c6289a7f7cdce118ec7a.JPG

Детская одежда: прибыльно ли?

Отвечая на вопрос, насколько производство детской одежды в Казахстане прибыльный бизнес, собеседницы единодушны: об этом говорить пока сложно.

«Многие покупатели ожидают низких цен, приходится объяснять, что импорт качественных европейских тканей, которые привозим мы, и расходы на само производство, заложенные в себестоимость, далеко не низкие, и на ценообразовании это сказывается соответствующим образом», — отмечает Мария Жанабекова.

На взгляд Бахыт Толеубаевой, неприбыльно производство небольших партий. «Только когда есть возможность открыть цех и набрать полный штат, только тогда за счет объемов производства можно будет выйти в ноль. Но опять же, скорее всего, сделать это можно будет при помощи государственной программы поддержки малого и среднего бизнеса, потому что открытие цеха требует немалых вложений», — заключает она.

014a6a4c5b04e667b7e65f5fb9c.png

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели