Игры нефтяных престолов
АВТОР

02.04.2015 • 09:01 8021

Игры нефтяных престолов

Ситуация в Йемене – фактор, влияющий на повышение стоимости нефти

Ситуация в Йемене – военная операция Саудовской Аравии и ее союзников против захвативших власть повстанцев – фактор, влияющий на повышение стоимости нефти. Ближневосточное государство занимает стратегически важное географическое положение, поэтому конфликт может нарушить поставки ресурса из стран Персидского залива. Нефть, как считают некоторые аналитики, отреагирует повышением стоимости.

С другой стороны, в США растут коммерческие запасы черного сырья. В феврале они обновили свои 80-летние максимумы, достигнув, по данным министерства энергетики страны, отметки 425,64 млн баррелей (стратегический резерв не входит в показатель). С тех пор цифра не раз увеличивалась; значение, зафиксированное на 20 марта, – 466,7 млн баррелей. Эксперты Bloomberg Intelligence считают, что избыточные поступления в американские хранилища составляют 1-2 млн баррелей в сутки. Рост производства, сокращение потребления, переполнение хранилищ (дефицит мест выплеснет нефть на рынок), весенние ремонтные работы на нефтеперерабатывающих заводах – все это может в ближайшие месяцы обрушить котировки до уровня $20 за баррель.

Вместе с тем есть еще один, пока потенциальный, но уже готовый стать реальным, фактор – возможный выход на мировой рынок существенных объемов иранской нефти, что также может направить цены вниз.

Так какой же из этих факторов более сильный, в какую сторону двинутся цены на нефть?

США запасают и тратят

Анализируя ситуацию – что принесет рынку «запасливость» США – Жарас Ахметов, директор компании OilGasProject, напоминает: запасы, аккумулирующиеся страной, делятся на две категории – стратегические и коммерческие. Стратегические с начала года практически не изменились: они составляют приблизительно 691 млн баррелей. Рост произошел в коммерческой части – с 382 млн баррелей в начале года до нынешних уровней, и он означает, что американские НПЗ перерабатывают нефти меньше, чем страна добывает и экспортирует. Это давит на цены вниз. «США являются самым крупным в мире импортером нефти. Рост коммерческих запасов – сигнал рынку, что импорт будет сокращаться», – говорит аналитик.

Однако, как отмечает Акбар Тукаев, советник генерального директора инжиниринговой компании «КАЗГИПРОНЕФТЕТРАНС», при рекордных коммерческих запасах сама страна потребляет большие объемы – 19 млн баррелей в сутки. Таким образом, нефтяных накоплений хватит примерно на 3 недели. «То есть это не тот фактор, который должен влиять на ценообразование на глобальном рынке», – уверен эксперт. По его мнению, важно отметить и то, что сейчас спрос и предложение на нефть находятся в расхождении не больше 1%, при этом спрос увеличивается. Это означает, что с фундаментальной точки зрения цены на нефть должны расти. Хотя в последние 15-20 лет сложилось так, что фундаментальные факторы лишь на 50% влияют на стоимость черного золота, остальные 50% в цене – это результат геополитики, войн, действий биржевых спекулянтов.

Экспорт пока не в приоритете

Учитывая информацию о том, что США потребляют 19 млн баррелей в сутки, можно судить и о потенциально возможном или невозможном экспорте американской нефти. В середине марта 11 крупных американских нефтяных компаний обратились к руководству страны с просьбой снять запрет на экспорт сырой нефти, который действует уже 40 лет (его в свое время ввели из-за резкого роста мировых цен и низкого уровня внутренней добычи). По сообщению Bloomberg, к такому шагу игроков подтолкнули переизбыток запасов и сокращающиеся мощности для хранения. Если Белый дом согласится, какую роль американская нефть сыграет на мировом рынке?

Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент», рассказывает, что свою политику зарубежных поставок США начали менять еще в прошлом году: правительство разрешило экспортировать нефтяной конденсат. В этом году власти и нефтяники продолжили обсуждение вопроса либерализации экспорта. Но, по мнению аналитика, вряд ли Соединенные Штаты резко выйдут на мировой рынок нефти: это может обрушить цены, что не в интересах самой страны, поскольку американские компании в таком случае не получат желаемых доходов. Более вероятен вариант не полномасштабного выхода, а подготовительной работы, изучения компаниями рынка: что будет с мировыми ценами на нефть, как отреагируют другие игроки, какой по составу должна быть нефть из США, чтобы она пользовалась спросом, и т.д. Безусловно, при этом усилится конкуренция со всеми нефтедобывающими странами. А, учитывая, что количество факторов, влияющих на рынок нефти, огромно и они не всегда действуют в одном направлении, вполне возможно, что «кто-то может начать играть против американской нефти».

Акбар Тукаев согласен с тем, что если вопрос решится в пользу экспорта, то работать в таком формате будут отдельные компании и поставлять они будут незначительные объемы. Да, США вышли на первое место по добыче нефти – 12 млн баррелей в сутки, но внутренний-то спрос составляет 19 млн баррелей. Поэтому в ближайшие 10 лет страна будет решать вопросы загрузки своих НПЗ, развития нефтехимического производства, автотранспорта. Плюс к этому экспорт предполагает транспортировку через океан, и себестоимость сланцевой нефти высока, а основной прирост добычи в США происходит за счет этого ресурса. Хотя, по словам спикера, сейчас появилась информация, что на одном из крупнейших американских сланцевых месторождений получена себестоимость около $30 за баррель. То есть, по всей видимости, американцы развивают технологии, если они добились такого прогресса. Но все же пока у страны мало возможностей закрепиться в качестве солидного экспортера, даже если запрет на экспорт снимут.

Жарас Ахметов не ожидает, что в ближайшее время квота на экспорт нефти из США увеличится. Сегодня за рубеж вывозится порядка 0,5 млн баррелей в сутки. Прирост добычи пойдет на сокращение импорта, что, по мнению эксперта, окажет сильное давление на цены – это будет тренд на снижение стоимости.

Йеменская версия

Что касается конфликта, развернувшегося на Аравийском полуострове, то, как отмечает Жарас Ахметов, начало военных действий подняло нефтяные котировки, но это был краткосрочный эффект, длившийся не более двух суток. «После начала операции 26 марта стоимость подскочила до $59 за баррель, тогда как 24 марта она составляла $55,3. Сейчас вновь возобладал понижательный тренд: нефть торгуется на уровне $55,5», – приводит данные собеседник.

Акбар Тукаев считает, что йеменская кампания может сыграть незначительную роль в мировой стоимости нефти – не те объемы у Йемена. Хотя биржевой рынок и реагирует на подобного рода моменты – в этом его специфика. «Мое мнение: события в Йемене, так же, как и постоянное упоминание запасов Соединенных Штатов, – это игры вокруг нефтяного рынка. На самом деле фактического влияния на физическую нефть они не оказывают. Если судить строго, это лишь косвенные факторы», – говорит аналитик. Он приводит данные Международного энергетического агентства: в нынешнем году впервые за десятилетие спрос на черное золото в I квартале вырос по отношению к аналогичному периоду предыдущего года. Причем обычно в этот период потребление сокращается (сезонный фактор, НПЗ часто закрываются на профилактику). Спрос составил рекордные 92,7 млн баррелей в сутки. «То есть значение нефти остается высоким, потребление не уменьшается, а растет», – резюмирует спикер.

Вообще, по его мнению, ситуация в Йемене может быть результатом определенной договоренности между США и Саудовской Аравией. Последняя, вероятно, могла помочь Штатам воздействовать на их оппонентов-нефтедобытчиков – Россию, Венесуэлу, Иран и других. Сделано это было через выбрасывание больших объемов нефти на рынок, что дало импульс ценовой траектории понижаться. Буквально в течение нескольких дней после объявления санкций против нефтегазового комплекса России рост числа буровых установок начался и в Саудовской Аравии, и в США. Вполне вероятно, что взамен своей помощи саудиты получили возможность «проявить мощь во взаимоотношениях с Йеменом». «Сейчас дубинка №1 в мире – это Соединенные Штаты, а они достаточно вяло реагируют на ситуацию в Йемене. Хотя по любым другим вопросам их внешнеполитическое ведомство реагирует достаточно бойко и оперативно. Видимо, в этот раз они пообещали не вмешиваться в дела в этой стране», – поясняет свою мысль Акбар Тукаев.

Соломка с Ближнего Востока

В йеменской кампании Акбар Тукаев видит и другой смысл. Возможно, в какой-то степени конфликт был инициирован для смягчения эффекта от потенциального выхода иранской нефти: если сырье из этой страны попадет на мировой рынок, цены могут рухнуть, причем значительно, а напряженность на Ближнем Востоке, наоборот, может тянуть котировки вверх.

Эксперты говорят: после снятия санкций, наложенных на Иран за ядерную программу, рынок может получать 1,5-2 млн баррелей в сутки – существенные объемы, и это количество дополнительной нефти способно обрушить стоимость до $20 за баррель. А совсем низкие цены на нефть не выгодны никому. «Так что этот конфликт, который, возможно, будет то затухать, то вспыхивать, будут использовать как резерв на случай необходимости балансировки цен на нефтяном рынке», – высказывает предположение Акбар Тукаев.

Тем более определенные договоренности по иранскому вопросу уже достигнуты – на переговорах между Тегераном и «шестеркой» международных посредников, проходящих в последние дни в швейцарской Лозанне. Глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что эти договоренности «предусматривают всеобъемлющий подход к урегулированию иранской ядерной проблемы», в том числе решение вопроса по санкциям.

Интересно, что если казахстанские аналитики высказывают опасения по поводу влияния иранской нефти на цены, то российский эксперт считает, что «снятие санкций вряд ли станет потрясением для мирового рынка, он перенесет это довольно спокойно». Свою позицию Дмитрий Баранов объясняет тем, что запрет вводился лишь на экспорт продукции нефтепереработки, и все эти годы Иран продавал нефть ряду стран. И вообще часть санкций уже снята, и по многим группам товаров страна участвует в мировой торговле.

Вместе с тем, по мнению представителя компании «Финам Менеджмент», в интересах Ирана, как и в случае с США, не выходить резко на мировой рынок со значительными объемами нефти, а делать это постепенно. Аргумент аналогичен: обрушатся от резкого движения цены – экспортер недополучит доход.

Отметим, что недавно министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане заявил: страна готова поставлять плюс 1 млн баррелей в сутки после отмены санкций, увеличить экспорт она сможет за шесть месяцев. И министр при этом не считает, что такой объем существенно повлияет на мировые цены.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Дмитрий Баранов Йемен Акбар Тукаев военная ситуация Йемен нефть мировая Жарас Ахметов

02.04.2015 • 09:01 8021

Поделиться
Игры нефтяных престолов
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus