Сможет ли Казахстан нарастить сотрудничество с Китаем?

В 2035 году крупнейшим в мире потребителем нефти станет Китай

Share
Share
Share
Tweet
Share

По прогнозам британского нефтегазового гиганта ВР, в 2035 году крупнейшим в мире потребителем нефти станет Китай. Сможет ли Казахстан воспользоваться ситуацией и нарастить нефтяное сотрудничество со своим соседом?

ВР предполагает, что через 20 лет треть мирового ВВП будет приходиться на Китай и Индию (если считать, что их показатели будут расти на 5,5% ежегодно и к обозначенному сроку мировой валовой внутренний продукт удвоится). Эти две страны займут, соответственно, первое и третье места по размерам экономики, их население составит 3 из предполагаемых 9 млрд жителей планеты. Отметим, что КНР уже причисляли к мировым экономическим лидерам – прошлой осенью МВФ обновил прогноз, где предположил, что по итогам 2014 года ВВП Поднебесной, пересчитанный по паритету покупательной способности, составит $17,6 трлн, в то время как США отстанут от этой цифры на $0,2 трлн. Впрочем, по ВВП, посчитанному по текущему обменному курсу, Китай все же пока далек от экономической вершины мира – $10,4 трлн против американских $16,8 трлн.

К 2035 году, прогнозирует ВР, Китай станет крупнейшим потребителем нефти, ему потребуется 18 против нынешних 7 млн баррелей в сутки. Вместе с тем лидирующие в настоящее время США сократят суточное потребление с 19 до 17 млн баррелей.

Основными поставщиками «черного золота» в КНР, по информации 2011 года, стали Саудовская Аравия, Ангола, Иран, Россия, Оман, Ирак, Судан, Венесуэла, Казахстан, Кувейт. Доля Казахстана невелика: 5 млн тонн нефти в год – такие данные недавно озвучил Сауат Мынбаев, председатель правления НК «КазМунайГаз». К слову, в общем пироге нефтяного экспорта это тоже небольшой кусок. Узакбай Карабалин, первый вице-министр энергетики РК, сообщил на этой неделе, что республика может поставить за рубеж 60 млн тонн нефти в 2015 году.

Итак, главный вопрос – сможет ли Казахстан со временем нарастить сотрудничество со своим соседом? Как говорил глава КМГ, в связи с падением цен на нефть по объему поставок нефти в Китай, так же, как и по объему транзита российского сырья через территорию республики (7 млн тонн в год), «пока больших изменений нет».

Сергей Смирнов, эксперт в нефтегазовой сфере, говоря об этой ситуации, указывает на то, что в последние несколько лет добыча нефти в Казахстане идет с сокращением: если в 2013 году было добыто 81,8 млн тонн, в 2014 – 80,8 млн тонн (при ожиданиях 83 млн тонн), то на 2015 год озвучен прогноз – 80,5 млн тонн. «Кашаган завис, по крайней мере, до 2016 года, и еще не известно, будет ли работать в дальнейшем. Потому что, если цены на сырую нефть останутся низкими, на нынешнем уровне, разрабатывать его будет нерентабельно», – комментирует аналитик.

Вместе с тем Узакбай Карабалин поделился оптимистичным прогнозом. «В 2017 году мы ожидаем увеличения добычи нефти до 86 млн тонн, в 2020 году – до 104 млн тонн», – сказал он на этой неделе на брифинге в Службе центральных коммуникаций. Спикер пояснил: объемы появятся в основном за счет расширения месторождения Тенгиз и возобновления добычи на Кашагане.

Однако Сергей Смирнов обращает внимание на четко обозначившуюся тенденцию снижения темпов роста нефтедобычи. Так, если до 2004 года ежегодная добыча росла в среднем на 15%, то с 2005 года – на 4,8%, а с 2011 года – всего на 0,4%. Сокращение добычи в последние годы, по его мнению, связано с отсутствием новых месторождений, которые «обеспечивали бы заявлявшееся ранее, в 2007 году, производство 180 млн тонн нефти в 2020 году». А эта проблема напрямую связана с тем, что проведенные чиновниками «инновации» привели к практически полному уничтожению геологической инфраструктуры и, соответственно, резкому сокращению объемов геологоразведочных работ и потере квалифицированных кадров. «К примеру, восполнение запасов «КазМунайГаза» планируется за счет переоценки и доизучения уже десятилетиями разрабатываемых месторождений, – иллюстрирует ситуацию аналитик. – Полагаться на расширение производства на Тенгизе или запуск коммерческой добычи на Кашагане в ближайшие годы не стоит, поскольку в сроках их ввода нет определенности».

Вместе с тем еще осенью прошлого года министерство национальной экономики страны сообщало, что вопросы диверсификации экспорта нефти прорабатываются, хотя антироссийские санкции пока не предполагают блокаду поставок нефти и газа из России в ЕС. Крупный рынок сбыта казахстанской нефти – Китай, вместе с этим альтернативой может выступить Иран, а также изучается вариант экспорта в Азербайджан через морской порт Актау и Каспийское море.

Жарас Ахметов, директор компании Oil Gas Project, согласен с тем, что Казахстану стоит диверсифицировать нефтяные потоки для обеспечения в будущем транспортных потоков, поскольку «жизнь богаче наших представлений о ней, и еще год назад конфликт на Украине и санкции против России казались сюжетом плохого фантастического романа». «Соответственно, для нас важны направления и на Баку, и на Китай. И если потребуются капитальные вложения в развитие инфраструктуры, то это не будут выброшенные на ветер деньги», – говорит эксперт.

Сергей Смирнов отмечает, что из вариантов сотрудничества с Ираном, Азербайджаном и Китаем вариант с Ираном выглядит вполне перспективным, особенно с учетом того, что санкции с этой страны могут снять. Но в целом, по мнению аналитика, пока у Казахстана нет возможности нарастить экспорт сырой нефти куда-либо, поскольку просто нет возможностей резко увеличить объемы добычи. «Хотя до 2035 года загадывать сложно», – заключает он.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: