Жумабек Жаныкулов: Управлять министерством не сложнее, чем большим предприятием

Известный казахстанский бизнесмен считает, что к управлению страной необходимо привлекать профессионалов с рынка

5364
Фото: Руслан Пряников

Какие барьеры сегодня стоят на пути развития бизнеса в Казахстане? Насколько высоки риски того, что отечественные предприниматели могут попасть под вторичные санкции Запада? Что позволит развивать импортозамещение в стране? Стоит ли ожидать позитивных изменений в Новом Казахстане? А также какие инициативы будут благоприятствовать бизнес-среде и способствовать инвестиционному климату? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz  ответил известный предприниматель, председатель президиума национальной конфедерации работодателей «PARYZ» Жумабек Жаныкулов.

- Жумабек Есилбекович, на ваш взгляд, какие основные барьеры сегодня стоят на пути развития бизнеса в Казахстане и, в целом, что может препятствовать росту благосостояния страны?

- Во-первых, надо сказать, что в свете геополитической ситуации и объявленных антироссийских санкций зависимость нашей экономики от России стала еще ощутимей. Вы знаете, что у нас самая протяженная граница с Российской Федерацией, и через ее территорию проходит значительная часть экспорта и импорта. И так как у Казахстана нет прямого выхода на морские порты, наши торгово-экономические отношения теперь усложнились со всем миром. Другими словами, фактически весь отечественный бизнес пострадал из-за разрыва логистических цепочек. Вместе с тем, пока предприниматели осваивали новые направления, они потеряли рынки сбыта и теперь им приходится искать другие пути решения, отвоевывать сегменты, менять планы, сворачивать амбициозные проекты. Соответственно, хотим мы это или нет, деваться уже некуда. И когда кто-то говорит, что Казахстану нужно выйти из ЕАЭС или других союзов, поймите, у нас так быстро это не получится сделать, надо просто принять этот факт и договариваться уже в рамках санкционных правил. Это понимает и Запад.

Во-вторых, наше правительство само признает, что экономика у нас недифференцированная, порядка 70% в ней занимают предприятия квазигоссектора. При этом все знают, что государство - плохой менеджер. Конечно, я не исключаю, что какие-то госкомпании действительно прибыльны, но ментальность у них не такая, как у бизнеса, потому что им просто открывают окно в бюджет, тем самым лишают всякой мотивации зарабатывать, по типу «если заработают, то – хорошо, не заработают – ну и ладно». Таким образом, получается, что никто не несет никакой ответственности за результат, нет конкретных имен – нет и спроса, отсутствуют рычаги воздействия. Поэтому я уверен, что поручения нужно давать не целой организации или ведомствам, а конкретным людям – исполнителям, чтобы потом спрашивать с них по всем позициям.

В-третьих, посмотрите, кто у нас работает в государственных структурах, это люди точно не с рынка. Почему мы думаем, что только те, кто всю жизнь трудился на госслужбе, могут управлять страной? Я считаю, что это неправильно. Ведь управлять министерством, по сути, не сложнее, чем большим предприятием. Из-за этого у нас и происходит нехватка кадров в правительстве, тасуют одних и тех же специалистов по кругу. Условно говоря, на всю страну сейчас только 50 компетентных человек. В США, например, когда проводятся какие-то реформы, государство специально приглашает бизнесменов, топ-менеджеров успешных компаний возглавить разные ведомства. С другой стороны, ведь за любой успешной компанией стоят лучшие управленцы.

Жумабек Жаныкулов: Управлять министерством не сложнее, чем большим предприятием 1589424 - Kapital.kz

В-четвертых, я бы признал, что многие реформы и программы в Казахстане действительно разработаны на высоком уровне, потому что в их создании участвовали не только местные, но и известные зарубежные эксперты. Однако у нас, к сожалению, хромает исполнение, все строится на каких-то догадках, сплетнях. Опять же, никто не хочет брать на себя ответственность. Из-за этого все решения принимаются медленно и несвоевременно, хотя ситуация сейчас меняется ежечасно, нужно моментально реагировать на каждый вызов, адаптироваться, искать новые форматы и т.д. В то же время, если бы наши чиновники сразу признавали свои ошибки или какие-то действия неправильными, а не боялись чего-то, то это позволило бы нам быстрее находить выход из ситуации и идти дальше. Иначе мы так и не сдвинемся с места.

А как у нас происходит? Допустим, чиновник вечером дает срочное задание разработать документ, а утром он уже должен быть готов. Да это же нонсенс, за такое короткое время этот документ даже прочитать невозможно, не то что вникнуть.

Кроме того, у нас полностью потеряно доверие к институтам власти, даже внутри коллектива сотрудники не могут напрямую контактировать со своим руководством. В случае каких-то проколов с их стороны начальники сразу отказываются от своих подчиненных, даже не выясняя обстоятельств. Это большая проблема, которую также надо решать. Презумпция невиновности должна быть сохранена за каждым человеком.

Наряду с этим необходимо поднимать компетенцию молодых сотрудников, ведь за ними будущее, по их законам в конце концов мы будем в дальнейшем работать и жить.

В свою очередь у любой развитой экономики должна быть большая аналитика данных, так как каждый проект требует глубокого изучения. Наше правительство же всегда ссылается на статданные, которым само порой не верит, а ведь на этом строится бизнес-модель и стратегия государства.

В конечном счете все то, о чем я сказал, будет так или иначе влиять на перспективы развития всей страны.

- Как вы считаете, насколько высоки риски того, что казахстанский бизнес может попасть под вторичные санкции Запада?

- На самом деле риски очень высокие, никто не гарантирует, что казахстанский бизнес не может попасть под вторичные санкции. Поэтому я призываю всех предпринимателей быть предельно осторожными, чтобы не допустить этого, оценивать все решения холодной головой.

Вы видели, как Евросоюз быстро принимает санкции, но чтобы их обратно отозвать, могут уйти годы.

Лично я стараюсь всегда консультироваться с юристами международного уровня, но даже они зачастую не могут ответить на некоторые вопросы, касающиеся санкционной политики Запада.

Жумабек Жаныкулов: Управлять министерством не сложнее, чем большим предприятием 1589435 - Kapital.kz

- На фоне текущей ситуации, по вашему мнению, будет ли развиваться импортозамещение в Казахстане и какие шансы есть у отечественных производителей, чтобы стать конкурентоспособными на рынке?

- Любой кейс надо рассматривать с точки зрения эффективности для бизнеса и страны. Просто говорить лозунгами, что мы будем все импортозамещать, это неправильно. Не надо производить все. Например, сейчас Китай выпускает отдельные виды бытовой химии в день больше, чем весь Казахстан потребляет в год. В таком случае, как мы можем с ним конкурировать? И самое главное - зачем?

В целом, я считаю, что если в себестоимости товара логистика составляет меньше 10%, то нет смысла его производить в Казахстане, проще привезти, иначе он попросту не будет конкурентоспособным. Но если расходы на логистику превышают 20-30%, тогда уже стоит задуматься о собственном производстве. В рамках этих критериев, я думаю, можно сделать определенные выводы.

Говоря на эту тему, также хочу обратить внимание на один факт. Есть такое понятие, как код ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности), обычно он присваивается каждому товару, но, как ни странно, в отношении китайского импорта не работает. Сегодня в Казахстан из Китая приходят огромные фуры с разными наименованиями под одним ТН ВЭД, а что в них находится - обувь, одежда, иголки, нитки или еще что-то, мы не знаем. Почему под одним кодом мы не можем завезти разные товары из Турции или стран Европы? Потому что там нет такой коррупции, их граница не пропустит даже лишний болтик, если ему не присвоен индивидуальный код. Я не верю, что в Китае по-другому. Как видите, это еще одна проблема.

Так вот, возвращаясь к импортозамещению, могу поделиться своими соображениями на этот счет. Моя идея такая: нужно изучить по ТН ВЭД кодам какой товар завозится в Казахстан более чем на 1 млн долларов. Далее: на месте чиновников я бы пошел к бизнесмену, который завозит в страну этот товар, и спросил: что мы можем для тебя сделать, чтобы ты мог его производить здесь? Ведь этот бизнесмен уже хорошо знает, что нужно казахстанскому потребителю, какого качества, размера, содержания должна быть продукция, куда ее поставлять и т.д. Плюс ко всему, он умеет ее продавать. Если ты не умеешь продавать товар, то любое производство бессмысленно. Разве не так?

- В последнее время все больше бизнесменов заявляют, что оказались жертвами рейдерского захвата со стороны бывших чиновников или других высокопоставленных лиц. Хотелось бы знать, вы когда-нибудь сталкивались с рейдерством и как, в целом, можно искоренить эту проблему?

- Нет, сам я никогда не сталкивался с этим.

Но надо прежде всего разобраться, что такое рейдерство. Мы же в конце концов не в джунглях живем, чтобы к нам просто кто-то пришел и что-то отобрал ни с того ни с сего.

Чтобы вы понимали, злоумышленник, который хочет захватить чей-то бизнес, всегда ищет какую-то юридическую поддержку, то есть по сути действует в рамках закона. Он находит либо слабые стороны в работе бизнеса, либо создает дополнительную проблему предпринимателю. Я полагаю, что там разрабатывается целая схема махинаций, механизм, сопряженный с судебными тяжбами, и т.д.  

При этом вы должны осознавать, если бизнес работает чисто и прозрачно, то вряд ли на него можно оказывать какое-то давление или применить силу. Вот это надо искоренять, тогда проблема рейдерства сама уйдет.

- Вы как представитель бизнеса, каких изменений ожидаете в Новом Казахстане?

- Изменения должны почувствовать прежде всего граждане, а не бизнес. Бизнес, как вода, он всегда будет течь.

На самом деле любой гражданин Казахстана, который здесь остался и живет, выступает за будущее своей страны. Соответственно все мы хотим сделать что-то полезное для нее, в этом я даже не сомневаюсь. Но чтобы эти помыслы не разошлись с действиями, нам нужен правильный диалог с государством. Каждый компетентный орган должен садиться за стол переговоров и обсуждать с обществом или бизнесом конкретные задачи, цели, предлагать свои решения, а не устраивать показуху или говорить, что проблемы появились задолго до прихода того или иного руководителя. Почему нельзя просто найти причины возникновения этих проблем и устранить их без лишних слов?

Если мы подойдем к этому вопросу качественно, то увидим, как меняется и качество нашей жизни.

Жумабек Жаныкулов: Управлять министерством не сложнее, чем большим предприятием 1589450 - Kapital.kz

- Жумабек Есилбекович, в настоящее время вы являетесь председателем президиума национальной конфедерации работодателей Казахстана «PARYZ». Известно, что недавно конфедерация обновила команду и провела ребрендинг. С чем это связано? Кто вошел в новый состав и на какие ориентиры вы сейчас равняетесь?

- Вообще, конфедерация «PARYZ» была создана еще в 2000 году. С мая этого года мы обрели международный статус, что послужило поводом для ребрендинга. Действительно, мы обновили команду, сейчас у нас в составе представители бизнеса известных локальных и международных компаний, работающих в различных секторах экономики, отраслевые эксперты.

При этом самый главный наш девиз остался - обеспечить трехсторонний диалог между правительством, работодателями и работниками. Мы продолжаем защищать и продвигать интересы работодателей Казахстана, в том числе на международной платформе. В рамках этого конфедерация сейчас работает над созданием концепции закона об объединениях работодателей, где задействованы мировые эксперты - коллеги из разных стран, у которых большой опыт в данной сфере.

Посыл заключается в том, что у бизнеса тоже есть права и голос, так как он выплачивает заработную плату нашим гражданам, несет нагрузку в виде значительных налоговых отчислений и других платежей в бюджет, за счет чего собственно государство и функционирует.

Например, что происходит сейчас? Когда работники или профсоюзы той или иной частной компании с чем-то не соглашаются, допустим, с размером оплаты труда, они начинают бастовать, причем свои требования сразу озвучивают премьеру или президенту страны. Тогда правительство или другой исполнительный орган не может не среагировать и говорит бизнесу: «давай, подними зарплату», и бизнес в ущерб себе вынужден это делать. Но так ведь не должно быть, нигде в развитом мире такое недопустимо. У бизнеса тоже есть свои обоснования, почему он это сделал или не сделал. К сожалению, подобных кейсов много.

Конечно, если работодатель не прав, мы не сможем блюсти его интересы.

- Между тем были случаи, когда иностранные компании нанимали в штат сотрудников из-за рубежа, которым предлагали зарплату выше, чем местным специалистам…

- Обычно компании привлекают из-за рубежа ключевых специалистов, которых нет в Казахстане. Эти специалисты априори уже не дешевые, они ходят по всему миру и просто так не приедут сюда. Поэтому здесь уместнее было бы сравнивать яблоко с яблоком, а не яблоко с каким-то другим фруктом.

Я вам больше скажу, наши высококвалифицированные специалисты тоже работают за границей по высоким ставкам. Это нормы мирового уровня. 

Безусловно, все это не означает, что граждане Казахстана должны получать низкую зарплату, это я к тому, что им нужно постоянно повышать свою квалификацию.

Жумабек Жаныкулов: Управлять министерством не сложнее, чем большим предприятием 1589461 - Kapital.kz

- В завершение нашего разговора хотелось бы узнать ваше мнение по поводу того, какие инициативы главы государства, озвученные им в недавнем Послании народу Казахстана, должны благоприятствовать бизнес-среде и способствовать инвестиционному климату, а какие, может быть, наоборот, вводить нецелесообразно?

- Безусловно, развитию бизнес-среды послужит совершенствование налоговой политики. Сложные на сегодня процессы уплаты налогов, их администрирование, вмешательство человеческого фактора и постоянные изменения налоговых правил вынуждают бизнес находиться под постоянным стрессом. Если в ближайшем будущем эти процессы будут оцифрованы, четко дифференцированы налоговые ставки и исключена практика спорадических изменений в налоговое законодательство, это позволит нам, бизнесменам, устойчиво работать и развивать экономику нашей страны.

Привлечение инвестиций, рост экономических показателей в целом возможны только в том случае, если у бизнеса будет гарантия судебной защиты их законных интересов. К сожалению, у нас все еще доминируют обвинительные судебные приговоры, и закон, увы, чаще на стороне государственных органов. Если мы хотим, чтобы в страну приходили зарубежные инвесторы, развитие получали новые инвестпроекты, создавались рабочие места и высокотехнологичные производства, мы должны реформировать нашу судебную систему.

И конечно же, нужно создавать максимально конкурентные и рыночные условия для всех предпринимателей – равный доступ к капиталу, земельным ресурсам, государственной поддержке и другим составляющим экономической деятельности. Это крайне важно, так как в долгосрочной перспективе от этого выиграют все – бизнесмены, государство и народ. Я считаю, что в первую очередь это зависит от осознанности наших действий. Мы вступаем в новый этап развития нашей страны – становимся зрелым государством.  Нужно исключать административные барьеры, бюрократические механизмы, методы ручного управления – это внесет прозрачность и ясность для предпринимателей и инвесторов. Это поможет предпринимательству обрести системный характер. Но для достижения данных целей нельзя уповать только на государственный аппарат, все должны быть вовлечены в этот процесс – бизнесмены, работники и народ.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.