Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика

Сооснователь проекта Даурен Тюлеев о концепции бизнеса, проблемах креативной индустрии в Казахстане и новых перспективах в Центральной Азии

8537
Фото: Руслан Пряников

«Наша концепция строится на нескольких моделях. С одной стороны, мы создаем креативное пространство (так мы можем себя называть по международной классификации) для культурных мероприятий, ивентов, магазинов, кафе. С другой стороны - выстраиваем институцию, позволяющую управлять разными творческими проектами уже независимо от локации. Другими словами мы формируем интеллектуальную команду, которая в перспективе могла бы создавать контент в любой точке Казахстана и даже мира»,поясняет один из основателей «Дома 36» на Барибаева в Алматы Даурен Тюлеев.

В интервью с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz он поделился, как создавался проект, сколько инвестиций в него было вложено, что помогло не отказаться от идеи и выстоять в период жесткого карантина. Также собеседник рассказал о проблемах развития креативной индустрии в Казахстане и новых возможностях для расширения бизнеса.

- Даурен, расскажите, кто является инициатором идеи и соучредителем проекта Дома 36? 

- Инициатором идеи изначально был я, так как, работая много лет в области маркетинга, всегда замечал большой скрытый спрос на разного рода нематериальные продукты. Тем более что конкуренция в этой сфере практически отсутствовала из-за того, что маркетинг культуры, искусства, образования, благотворительности, туризма и спорта в нашей стране особо не развивался.

На самом деле соавторами проекта Дома 36 стали десятки, если не сотни человек, каждый из них помогал по-своему: кто-то советом, кто-то деньгами, кто-то менторством, кто-то критикой.

Потом команда начала разрастаться, к ней присоединились Нафисат Ермагамбетова и Рустам Кужагалиев в качестве партнеров. Позже в проект капиталом вошел сооснователь нескольких успешных IT-стартапов Алексей Ли, также разглядевший здесь возможности для развития. 

На сегодняшний день мы вчетвером и являемся соучредителями Дома 36. 

Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика  1522337 - Kapital.kz

- Насколько я знаю, открытие Дома 36 пришлось на май 2020 года, когда действовали жесткие карантинные ограничения… Что помогло не отказаться от идеи и выстоять?

- Да, рисков действительно было много, но мы решили уже не откладывать, а пойти до конца.

Конечно, вначале мы искали разные пути решения, так как предполагалось, что монетизация проекта будет идти за счет проведения культурно-массовых мероприятий, которые на тот момент то запрещали, то ограничивали в зависимости от пиков заболеваемости. Все требования, предписанные государством в тот период, тяжело было выполнять, это касалось и соблюдения дистанций, и масочного режима, еще каких-то условий, поэтому нам пришлось трижды оплатить штрафы за нарушения, более того, мы ходили в санэпимдемстанцию как к себе на работу (смеется).

Но надо понимать, что креативная экономика не может существовать онлайн, это все-таки контакт со зрителями, благодаря которому и происходит создание нейронных связей и появляются новые интересные идеи.

Самое главное, у нас было видение, что мы хотим делать и куда двигаться, и, наверное, только благодаря поддержке друзей и единомышленников нам удалось выстоять и даже стать доходными.

Сегодня под крышей Дома 36 можно встретить помимо постоянных резидентов еще и разных послов мира, амбассадоров, таких, например, как художник Паша Кас, Дарья Спивакова, Самрат, Жанна Туленды и др.

В свою очередь у каждого нашего резидента есть своя сформировавшаяся аудитория, пусть небольшая, но зато качественная. Именно таким образом, на наш взгляд, и строится устойчивость бренда, а не посредством навязчивой рекламы, транслируемой ежеминутно со всех каналов страны. Тем более что в нынешних реалиях традиционные подходы уже не работают.

- И все-таки сначала была разработана концепция, а потом выбрана локация, или же под локацию создавался концепт?

- Это важный момент. Думаю, сначала возникла концепция, а потом мы ее посадили уже на локацию, с учетом размера площадей, расположения, интерьера. 

Когда все составляющие соединились, то наш замысел удался.

- Кто занимался поиском и выбором здания для проекта, с какими сложностями пришлось столкнуться? 

- Физически поиском занимался я, иногда делал это пешком, иногда на мопеде или велосипеде, так объездил весь город, стучался в каждое помещение. В итоге убедился, что у нас в Алматы порядка 300 пустующих зданий общей площадью более 500 тыс. кв. м и самое интересное - их нельзя арендовать. 

Вы спросите почему? Во-первых, потому что эти объекты зачастую находятся в залоге у банков второго уровня, которые по закону не могут их сдать в аренду, а только продать. Во-вторых, много зданий сидит на балансе госучреждений, то есть в городской и республиканской собственности, и судя по всему, управляется не самым лучшим и эффективным способом. В-третьих, есть такие частные собственники, которые не хотят ни продавать, ни сдавать в аренду свои помещения, хотя они расположены в центре города и могут приносить пользу обществу.

Вот если бы были легитимные механизмы, чтобы вернуть в оборот такие пространства, то это позволило бы на их базе создавать больше коливингов, кохаусингов, что в конечном счете привело бы к снижению цены на недвижимость.

Касательно нашего здания, его нам удалось взять в аренду у АО «Институт внешнеполитических исследований», учредителем которого является Министерство иностранных дел РК. Ранее в Доме располагалось консульство и посольство Узбекистана, а вообще изначально он был построен под техникум физкультуры и спорта в 1950 году архитектором Василием Бирюковым. Общая площадь помещения составляет 1800 кв. м, опен эйр - 42 сотки земли. 

Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика  1522354 - Kapital.kz

- На какой срок вы подписали договор аренды и какие инвестиции были вложены первоначально в проект?

- Вообще, договоренность на аренду была на 10 лет, но пока на первом этапе мы подписали договор на 4 года с последующей автоматической пролонгацией. Однако такие условия до сих пор вызывают у нас некоторые опасения, а вдруг завтра произойдет смена руководства, которое решит не продлевать с нами договор или начнет повышать ставку. В нашей стране все возможно. Хотя мы арендуем здание итак по рыночной цене, никаких льгот или привилегий нам не делалось.

Получается, сейчас вкладываем свои деньги, реинвестируем в развитие проекта 80% от полученных доходов, и как будто бы сидим на пороховой бочке.

А ведь два года назад, когда мы сюда только въехали, Дом был в таком ужасающем состоянии, что все пожимали плечами. Мы вывезли порядка 20 машин мусора с территории, вложили около 200 млн тенге на то, чтобы наладить системы коммуникаций и сделать ремонт, и продолжаем делать это практически каждый день, сами красим, чиним, передвигаем разные предметы.

- Инвестиции были только за счет собственных средств?

- Нет, были еще заемные средства наших друзей, которые мы всегда им вовремя возвращали. Также поступали донейшн со стороны нескольких предпринимателей, среди них ценители искусства. Они просто кидали на карту шестизначную сумму и говорили: «ребята, спасибо, что вы есть», но раскрывать своих имен не хотели.

- То есть поддержку от государства вы не получали и в госпрограммах не участвовали?

- Нет, за два года существования мы не получили от государства никакой поддержки и никакого внимания, кроме мониторинговых групп и выписанных ими штрафов, которые сразу же оплачивали. 

Более того, в чем-то мы наоборот взяли на себя роль государства, пусть небольшую, но тем не менее. 

Сейчас проблема состоит в том, что многие творческие люди  разочаровываются и уезжают из страны. А когда мы создаем вместе с ними какие-то совместные проекты, они говорят: «есть хотя бы один повод, чтобы остаться здесь». 

Поэтому государству необходимо больше внимания уделять креативным проектам, биться за культурные ценности, пока же оно, на наш взгляд, проигрывает. Взять, например, релокантов, которые из-за известных всем событий переезжают в Казахстан. Казалось бы, есть возможность, чтобы они здесь остались и приносили пользу обществу и стране. Тем временем для них не создаются тут никакие условия, соответственно им приходится уезжать потом в Узбекистан, Кыргызстан, Грузию или Армению. 

Нынешняя ситуация, наверное, напоминает времена Второй мировой войны, когда многие стратегические производства СССР переносились в Алматы. Именно так был создан тот же Казахфильм, в дальнейшем повлиявший на развитие всего отечественного кинематографа. Главное - не упустить теперь возможности.

Конечно, нельзя не отметить, что в последнее время начались изменения в позитивную сторону. И я очень надеюсь, что они приведут наконец к развитию креативной индустрии в стране.

- Арендовав это здание, вы могли на его территории делать все что угодно? 

- Нет, у нас в целевом назначении по договору прописано, что пространство предназначено только для предприятий креативной экономики и перечислены все виды деятельности, которые она включает. В рамках этого мы приняли и утвердили правила Дома и донесли до всех резидентов.   

- Но я вижу, что вам удалось сохранить дух 50-х годов прошлого столетия как внутри, так и снаружи здания… Это была такая задумка или экономия средств?

- Да, если говорить про интерьер, то мы сделали только косметический ремонт. Основные капитальные вложения заключались в замене электрощитовой, которая не обслуживалась должным образом более 20 лет. Кроме того, мы поменяли трубы подачи горячей воды и отопления с центральной магистрали города и до самого здания. Также была произведена замена более 70% непригодных отопительных систем, прокладка газопровода с его последующим подключением и прочие капитальные улучшения, отвечающие за функционирование здания.

С другой стороны, было желание максимально сохранить каждую створку, каждую дверцу, каждое деревце, но не потому, что у нас не было много денег, хотя и много денег тоже не было (смеется).

Сейчас многие пытаются изобразить что-то, чем или кем на самом деле не являются. Мы не стали в это играть, так как верим, что лучше вкладывать не в обертку или фасад, а в самих людей, в их проекты и идеи. Ведь идея - это самый главный продукт креативной экономики.

Надо признать, что наши резиденты порой претерпевают некоторые физические неудобства, например зимой, когда холод проникает через деревянные ставни. Однако все понимают, что пластиковых окон здесь точно не будет. Искусство требует жертв.     

Наши друзья называют этот стиль - обшарпе – такое направление между лофтом, антиквариатом и ностальгией по прошлому, кстати, в Берлине много подобного рода заведений. 

- Хотелось бы тогда знать, из чего сегодня складываются доходы Дома 36? 

- В первую очередь - от арендной платы, поступающей ежемесячно от наших постоянных резидентов, плюс они сами берут на себя расходы по коммунальным платежам.  Этот доход идет на покрытие операционных расходов.

Помимо этого мы получаем доходы от мероприятий, сдавая в аренду помещение уже не на месяц, а например, на день или на время съемочной смены, но это касается коммерческих проектов. Если же мы видим, что мероприятие несет социальный эффект или содержит инклюзивные моменты, то, как правило, не берем никакой оплаты. Один из примеров - помещение под Штаб гуманитарной поддержки Украины, которое выделили совершенно безвозмездно. 

Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика  1522380 - Kapital.kz

Кроме того, на все мероприятия у нас бесплатный вход. С художников, людей искусства, которые выставляют у нас свои произведения, мы взимаем только комиссию с продажи, в среднем где-то от 20-30% от проданных работ, сумма в основном покрывает только себестоимость проекта. При этом если художнику не удастся вообще ничего продать, то соответственно и мы ничего не получаем. Конечно, продажи идут, но в абсолютном значении сумма выходит небольшая.

Также иногда мы выступаем в качестве ивент-агентства, то есть полностью берем на себя организацию мероприятия, либо делаем это в коллаборации с заказчиком. 

Надо отметить, что у нас есть еще спонсоры из числа известных брендов, которые поддерживают Дом как материально, так и своими продуктами и оборудованием. 

Таким образом, суммируя все поступления, мы и формируем фонд, на который содержим нашу команду из 11 человек, выплачиваем налоги, инвестируем в развитие проекта и нанимаем дополнительных работников в случае необходимости на условиях аутсорсинга.

На самом деле операционно работать в ноль мы начали уже со второго месяца, но если бы не упомянутые вливания средств извне, тогда, конечно, было бы труднее производить большие физические улучшения для функционирования Дома 36. 

- Сколько у вас стоит один квадратный метр аренды?

- Это старая экономика, когда мы говорим про аренду за квадратные метры. Мы же хотим сдавать теперь не только квадратные метры, а объемы, кубическое пространство, использовать даже стены. 

Пока цена колеблется, как я уже сказал ранее, в зависимости от целевого назначения проекта, от нуля до 12 500 тенге за квадратный метр в месяц, это если под офис. Если речь идет об ивентах, то стоимость аренды всего дома и прилегающей территории составляет от 2,5 млн тенге, примерно на 8 часов. В этом плане повезло, что у нас есть не только здание, но и окружающее пространство, которое позволяет проводить мероприятия на открытом воздухе. 

От киношников же за одну смену мы получаем сейчас 250 тыс. тенге.

В то же время мы заявляем, что готовы субсидировать арендную ставку нашим резидентам, если они будут делать коллаборации с другими участниками пространства.

- Есть ли на вашей территории площадки, которые используются самими учредителями под личные цели, проекты?

- Нет, мы абсолютно все помещения сдаем в аренду, наш главный принцип -  не смешивать одно с другим.

Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика  1522394 - Kapital.kz

- Собираетесь ли масштабировать проект, привлекать новые инвестиции? 

- Да, на данный момент количество заявок стать нашими резидентами превышает предложение, и нам уже не хватает пространства, поэтому сейчас мы рассматриваем несколько помещений в Алматы, чтобы расширяться, и как раз ищем для этого инвестора. 

- Что это за помещения?

- Есть три варианта зданий, которые мы хотим оборудовать под наше пространство, площадью от 15-30 тыс. квадратных метров. В прошлом это объекты промышленности. Они располагаются не в центре города, но нам это подходит, так как стоимость недвижимости там ниже. В настоящее время идет переговорный процесс с собственниками. 

- Какой объем инвестиций планируете привлечь на реализацию этой идеи?

- На первом этапе мы пока закладываем 5 млн долларов - для старта. 

По проекту намереваемся провести ревитализацию объектов - основная задумка состоит в том, чтобы не сносить или строить с нуля, а подойти бережно и с уважением к прошлому, максимально сохранив архитектуру. Наша задача - обеспечить только центральные коммуникации и подготовить инфраструктуру. А дальше каждый резидент уже самостоятельно будет оборудовать свое пространство под себя и свои нужды.

Но к выбору инвестиций мы тоже относимся избирательно, нам важен прозрачный источник происхождения капитала и чтобы наши ценности с инвестором совпадали. 

Необязательно, чтобы инвестор был один, их может быть несколько, так выстроится даже более устойчивая модель.

- А как быстро вы собираетесь окупить новые инвестиции?

- Если мы говорим про покупку недвижимости, то срок окупаемости составляет 7 лет. 

Точку безубыточности, исходя из нашей модели, мы должны достигнуть начиная с третьего года, когда проект обретет устойчивость. 

- Есть ли в планах выйти со своей концепцией за пределы города или даже страны?

- Да, в ближайших планах - сделать проект в коллаборации с компанией Ололо, нашими друзьями в Кыргызстане, у них в управлении находится 30 тыс. кв. м. Также для реализации наших идей в настоящее время подыскиваем локации еще в Ташкенте.

Вообще, в среднесрочной перспективе мы планируем стать неким центральноазиатским креативным хабом, который будет привлекать помимо творческих талантов еще цифровых кочевников -  людей из IT-креативных индустрий с разных уголков мира. Для этого мы намерены создать все условия для того, чтобы они могли и жить и работать беспрепятственно из одной локации. 

Еще мы собираемся стать резидентами Астана хаба и получить преференции этой площадки.

На данный момент можно сказать, что мы получили хороший опыт по созданию креативного пространства и готовы делиться своими знаниями, чтобы поддерживать подобные инициативы в регионах, если они найдут отклик. Может быть, даже создадим школу по управлению креативными пространствами и культурными проектами. Это уже наша долгосрочная стратегия.

Я думаю, через 5-10 лет мы сможем экспортировать искусство, созданное в Казахстане, в страны дальнего зарубежья и продавать его уже не в тенге, а в евро или долларах. Мы до этого тоже дойдем, но пока начнем с Центральной Азии. 

Главное - открытость сознания и возможность творить без запретов. 

- Спасибо, Даурен, за интервью. Желаю, чтобы все ваши идеи реализовались!

Как под крышей Дома 36 развивается креативная экономика  1522416 - Kapital.kz

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.