Институты развития: с чем их едят?
АВТОР

04.03.2010 • 01:44 1000

Институты развития: с чем их едят?

Эксперты полагают, что изначально были неправильно расставлены приоритеты

Инновация и наука – два разных понятия, но у нас полагают, что это одно и то же, а это, в свою очередь, является системной ошибкой. Такого мнения придерживается Айдын Кульсеитов, председатель правления АО «Национальный инновационный фонд». «На самом деле, наука – сфера, в которую вкладывают деньги, чтобы получать знания. В инновации же вкладывают знания для того, чтобы получить деньги. Поэтому я предлагаю каждому разграничить, чем занимается сфера поддержки инноваций, и чем занимается сфера поддержки науки», – отметил он на пресс-конференции, посвященной обсуждению целесообразности институтов развития (ИР) Казахстана.

Г-н Кульсеитов рассказал о концепции развития группы компаний «Национальный инновационный фонд» и объяснил причину замалчивания результатов ее деятельности. «Вы, разумеется, слышали критику в наш адрес. Мы не отмалчивались, мы анализировали, в чем причина этой критики». По его словам, за 6 лет работы были и успехи, и неудачи. Основная задача фонда – финансирование проектов, которых сейчас насчитывается максимум 15-20. А что такое 20 проектов для экономики страны? По мнению Айдына Кульсеитова, следует искать другой инструмент, который стимулировал бы более масштабное инновационное развитие.

В своем послании народу Глава государства отметил, что «инновации – производительность, а производительность – основа нашей экономики». Г-н Кульсеитов полагает, что инновационная система должна быть сфокусирована на оказании содействия нашим предприятиям в повышении их производительности. Среди новых задач фонда – повышение продуктивности предприятий, что означает гранты, инжиниринг и сервисную поддержку и, в какой-то мере, проектное финансирование, инвестиции, продвижение услуг, научные разработки.

Фонд может быть основным интегрирующим элементом. Для этого необходимы think tank и техническое прогнозирование – то, чего еще нет в Казахстане на государственном уровне, грантовая поддержка разработок и внедрения инноваций (общая сумма грантов, впервые выделенная на данные цели из бюджета в этом году Министерством индустрии и торговли, составила $10 млн.).

Айдын Кульсеитов предлагает расширить категории грантов, в частности, на повышение уровня квалификации менеджеров и на освоение контрактных разработок, а также заняться поиском крупных международных организаций, которые могли бы обеспечить вливания в Казахстан. Он также выступает за пропаганду инновационной деятельности и в качестве примера приводит успешный опыт Сингапура, где «каждый сингапурец понял, что от единого инновационного развития зависит будущее его детей и внуков». Именно в этом, по мнению председателя правления фонда, и есть секрет крупномасштабных инноваций в городе-государстве. К большому сожалению г-на Кульсеитова, в нашей стране образ ученого совсем непопулярен – «взлохмаченный, с безумными глазами, в белом халате, придумывает что-то непонятное», поэтому он предлагает его культивировать в детских садах с обязательным продолжением в школах и вузах.

По мнению г-на Кульсеитова, один из способов улучшения деятельности фонда – создание дочерних организаций, которые будут заниматься исключительно финансированием. По его словам, сейчас обсуждается идея поддержки фондом малых start-up компаний и проектов, а также крупных целевых проектов и системообразующих предприятий (например, биотехнологии).

Марат Шибутов, председатель Ассоциации приграничного сотрудничества, видит проблему в отсутствии правильно расставленных приоритетов перед ИР. По его мнению, у всех институтов развития есть три основные задачи: получение прибыли, внедрение технологий или создание инфраструктур, которые будут использоваться бизнесом. Но институты развития до сих пор не создали систему оценки своей деятельности, поэтому проконтролировать что-либо невозможно. Зато мы можем похвастать количеством ИР.

«Помните ростовщика Живоглота в романе Бальзака, который брал 13% годовых? Наши банки берут от 18 до 20% годовых», – шутит г-н Шибутов. Он отметил, что Банк развития Казахстана (БРК), который должен был финансировать основные инновационные проекты, на деле финансирует самую обычную производственную деятельность, в результате нашим производителям невыгодно с ним заключать контракты. А остальные банки кредитуют только торговлю, строительство и потребительские нужды.

«Всего у БРК 58 проектов на сумму $3,281 млрд., из которых в эксплуатацию введено только 47 на сумму $1,929 млрд.», – заметил председатель ассоциации. По его мнению, некоторые проекты явно нежизнеспособны, необходимо провести аудит. Марат Шибутов также отметил, что в отличие от «Всемирного банка или Европейского банка реконструкции и развития, где отслеживаются все стадии запущенного проекта, наш банк не владеет нужными технологиями». Поэтому у нас проект может быть запущен, а затем остановлен. «По поводу фонда развития предпринимательства «Даму» стоит отметить, что 46% выданных им кредитов приходится на торговлю и 28% – на услуги, то есть никакого развития предпринимательства не ведется, просто люди получают кредит по ставкам ниже, чем в обычной банковской системе», – подчеркнул эксперт.

Как считает г-н Шибутов, из всех проектов Центра инжиниринга и трансферта технологий можно отметить только четыре. Один из них – парк Alatau IT City, чьим единственным «положительным» достижением, со слов эксперта, является возможность не платить налоги. «Один из проектов национального инновационного фонда – кирпичный завод, который, по сути, не является инновацией. Если внимательно изучить их список, то инновационных проектов почти нет», – отмечает Марат Шибутов. «Из 35 проектов Инновационного фонда Казахстана только четыре являются инновационными. И самое смешное, что основной проект, который был одобрен, – завод по переработке кремния», – продолжает г-н Шибутов. Банк развития Казахстана одобрил такой же проект. А нужно ли столько кремния республике? Резонный вопрос. Единственный достойный проект, по мнению эксперта, – это химико-металлургический завод, действительно наукоемкое и инновационное производство.

По мнению Марата Шибутова, ИР нужно ругать за неучастие в отраслевых программах: программа развития нефтехимической промышленности, программа развития ресурсной базы минерально-сырьевого комплекса, комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов, программа урановой промышленности, программа развития электроэнергетики и пр. «А ведь это самые важные программы нашей экономики», – сетует эксперт. Единственная программа, в которой участвуют ИР (НИФ, БРК, ИФК), – программа диверсификации и развития машиностроительной отрасли. «Если наши заводы, перерабатывающие нефть, имеют КПД лишь 55%, наверное, лучшей инновацией будет поднять его хотя бы до 80%», – сказал г-н Шибутов. Он отметил, что нет ни одного технологического решения для урановой промышленности.

В 2006 году «Самрук-Казына» объявил о своих приоритетах: производство биотоплива, металлокремния, спутников, тяжелых серверов; покупка высокотехнологичной компании за рубежом; производство готовой текстильной продукции для мировых брендов; производство фармацевтической продукции, производство цемента; канал Каспий – Азов. «Входит ли все это в системообразующие отрасли Казахстана? Нефтяная, черная и цветная металлургия, нефтепереработка, газовая, энергетика, атомная, строительство, транспорт, телекоммуникационная? Нет. То есть изначально были поставлены неправильные приоритеты», – считает Марат Шибутов.

По мнению эксперта, деятельность ИР неэффективна, непрозрачна, идет в отрыве от экономики страны. Приоритеты расставлены неверно, многие ИР не выполняют своих функций, ощутимых результатов никто не видит. Он отрицает целесообразность ИР, а в качестве альтернативы предлагает отраслевые институты развития, например, при Министерстве индустрии и торговли. «Ведь система управления сейчас абсолютно непонятна», – заметил Марат Шибутов. Он рекомендует упразднить ИР (после аудита), за исключением БРК, которому предлагает внедрить процедуру оценки и сопровождения проектов согласно стандартам Всемирного банка, создать фонды развития при МЭМР, МИТ, МСХ и МО, развивать системообразующие отрасли, и только потом – отстающие, например, нет смысла соревноваться в производстве электроники с Японией. «Мы никогда не выиграем там, где ходят сотни миллиардов долларов. Другое дело, если бы у нас были гении», – заметил г-н Шибутов.

В первую очередь, нужно создать адекватную систему экспертизы проектов, стратегии развития фондов должны соответствовать стратегиям отраслей, все приоритеты должны быть расставлены с точки зрения реальности и быстрого эффекта. Следует указывать строго определенные сроки. Необходимо использовать казахстанский научный потенциал – есть много старых разработок, которые актуальны до сих пор. Нужны прозрачная система оценки деятельности фондов и обязательный аудит результатов этой деятельности.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

инновации «Национальный инновационный фонд» Айдын Кульсеитов институт развития

04.03.2010 • 01:44 1000

Поделиться
Институты развития: с чем их едят?
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus